Ретикуляция это: Ювелирные техники: ретикуляция | Silversmiht

Содержание

Что такое ретикулированный поролон (ППУ)?

 

Структура ячеек перед проведением процесса ретикуляции

Структура ячеек после проведения процесса ретикуляции



Чем характерна ретикуляция?
На данный момент процесс ретикуляции описывается как контролируемый взрыв. В результате подобного воздействия происходит разрушение тонкой мембраны материала, вследствие чего образуется открытый формат ячеек.

Где используется

Широкая область использования поролона обусловлена его нестандартными свойствами, которые позволяют применять данный строительный материал в качестве улучшения акустики, в катализаторах и устройствах для фильтрации.


Достаточно широко ретикулированный поролон используется в автомобильной сфере:
  • при конструкции бензобака;
  • для фильтрации в стеклоподъемниках;
  • фильтр в карбюраторе;
  • фиксация выбросов;
  • в качестве фильтра для кондиционера в автомобиле.
Кроме этого поролон такого типа используется в некоторых сферах промышленности и производства:
  • для фильтрации мусора в пылесосе;
  • в качестве теплоизолятора в одежде;
  • для фильтрации систем кондиционирования помещений;
  • для очистки водных систем;
  • фильтры для систем отопления;
  • в качестве элементов уплотнения;
  • амбушюры для некоторых моделей наушников;
  • для установки в системы ионизации воздуха;
  • для промышленных целей разделения масел и воды;
  • производство элементов для шезлонгов, зонтиков и подушек;
  • емкости для краски принтера;
  • специальная система для осуществления очистки от пыли и остатков шлифования;
  • микрофонный фильтр;
  • позволяет наносить разные краски на водной основе.
Не обошлось без применения ретикулированного поролона и в медицинской отрасли. Однако данная сфера жизнедеятельности человека уже меньше использует представленный материал:
  • газоочистные губки;
  • специальные подушки, которые не позволяют образовываться пролежням у больных;
  • фильтры для систем кардиотомии и оксигенаторов;
  • для продления функционирования протезов;
  • защитные элементы для предотвращения ударов разных частей тела;
  • в качестве личной защиты;
  • изготовление масок.
Возможно, что не все люди сталкивались хоть с одним из перечисленных аспектов по работе или в жизни. Однако поролон применяется и на потребительском уровне.

Например, в некоторых вещах, которыми пользуется каждый в повседневной жизни:
  • элементы покрасочных блоков и освежителей воздуха;
  • косметические подушечки;
  • применяется для хранения мясопродуктов;
  • уплотнители и вставки в ювелирном производстве;
  • в качестве материала для наполнения матраса;
  • в сфере уборки – насадки на щетки и швабры, губки.

Лабораторная диагностика угрозы атеросклероза

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Атеросклероз хроническое заболевание, характеризующееся специфическим поражением артерий эластического и мышечно-эластического типов. В их стенках происходит разрастание соединительной ткани в сочетании с липидной (жировой) инфильтрацией внутренней оболочки. Это приводит к органным и общим нарушениям кровообращения. Атеросклероз основное заболевание сердечно-сосудистой системы, являющееся причиной стенокардии (грудной жабы), инфаркта миокарда, инсульта и смерти.
Ошибочно думать, что это заболевание удел пожилых людей. Увы, всё чаще атеросклероз поражает молодых людей и даже детей. Лечить выраженный атеросклероз трудно. Но, к сожалению, его симптомы часто появляются только тогда, когда атеросклеротические бляшки уже поразили коронарные сосуды сердца и мозга, артерии почек, поджелудочной железы и органов чувств.
Ведущим фактором патогенеза атеросклероза являются нарушения обмена липопротеинов (белков, связанных с жирами). Нарушения их обмена называют дислипопротеинемии (ДЛП). Их выявление и детальный анализ являются основой лабораторной диагностики ранних «доклинических» стадий атеросклеротических поражений. Обнаружение даже небольших нарушений обмена липопротеидов является показанием к исследованию и другие лабораторных и физиологических показателей.
Точная диагностика ДЛП основана на определении ряда биохимических показателей, таких как триглицериды, холестерол, холестерол-ЛПВП, холестерол-ЛПНП. В бланке INVITRO они расшифрованы под соответствующими №№ 30, 31, 32, 33
Очень важно, что не все липопротеины способствуют развитию атеросклероза. Некоторые из них, так называемые липопротеиды высокой плотности (ЛПВП), оказывают антиатеросклеротический эффект. Именно соотношение различных показателей, входящих в систему липидного (жирового) обмена позволяет предсказать опасность развития атеросклероза и выбрать наилучшие методы его предупреждения и лечения.
ДЛП могут быть наследственными. Но их значительная часть зависит от воздействия многих факторов образа жизни, диеты, других заболеваний. Необходимо помнить, что тип гиперлипопротеинемии (ГЛП) у пациента может измениться с одного на другой под влиянием диеты, изменения массы тела и лечения.
По классификации Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) выделено 5 типов ГЛП: I, IIа, IIб, III, IV, V, отличающихся нарушением обмена тех или иных липопротеинов. На практике врачу чаще приходится встречаться с типами IIа, IIб, IV, которые и рассматриваются более подробно.
II тип: гипер-b-липопротеинемия
Гипер-b-липопротеинемия   (синонимы: семейная гиперхолестеринемия, множественная бугорчатая ксантома) делится на два подтипа IIа и IIб.

Гиперлипопротеинемия IIа характеризуется повышенным содержанием ЛПНП (b-ЛП) при нормальном содержании липопротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП) — пре-b-ЛП. Она обусловлена замедлением метаболизма ЛПНП и элиминации из организма холестерина. Проявляется ранним атеросклерозом (коронаросклерозом, инфарктом миокарда), ксантоматозом, коагулопатией.
Содержание холестерина (ХС) в плазме крови у больных достигает 13,0 ммоль/л.
Встречается сравнительно часто. Вторичная её форма может быть вызвана избытком в питании жиров (холестерина), гипотиреозом, заболеваниями печени, нефротическим синдромом, гиперкальциемией, порфирией.
Гиперлипопротеинемия IIб характеризуется повышенным содержанием ЛПНП и ЛПОНП. Диагноз ставится при обнаружении повышенного содержания холестерина, триглицеридов, b- и пре-b-ЛП, сниженной толерантностью к глюкозе. Может сопровождать в качестве вторичной формы сахарный диабет, заболевания печени.

IV тип: гипер-пре-b-липопротеинемия (синонимы: семейная эссенциальная гиперлипемия, индуцированная углеводами липемия). Она характеризуется повышенным уровнем ЛПОНП (пре-b-ЛП) при нормальном или сниженном содержании ЛПНП и отсутствии хиломикронов. Отличается гиперинсулинизмом и избытком углеводов в питании, вызывающими интенсивный синтез триглицеридов в печени. Встречается часто, проявляется атеросклерозом коронарных и периферических сосудов, снижением толерантности к глюкозе и гиперурикемией. Эруптивные ксантомы образуются при содержании ТГ в крови более 17,0 ммоль/л, они легко рассасываются при нормализации уровня ТГ.
Нередко гиперлипемия сочетается с диабетом. Как вторичная форма сопровождает гликогенозы, подагру, алкоголизм, синдром Кушинга, гипофункцию гипофиза, диабет, панкреатиты, нарушения переваривания липидов. Диагностируется лабораторно при повышенном содержании пре-b-липопротеинов и триглицеридов, содержание b-липопротеинов не изменено или понижено.
Необходимо, разумеется, исследовать и другие типы ДЛП, особенно следующие:
Гипер-b-липопротеинемия (синоним: гипер-альфа-холестеринемия).
Она характеризуется повышенным содержанием ЛПВП при нормальном содержании остальных фракций ЛП и обнаруживается среди лиц с нормальным содержанием липидов в крови. Это вариант благоприятного соотношения липопротеиновых фракций крови в плане развития атеросклероза и продолжительности жизни.
Гипо-b-липопротеинемия (синоним: гипоальфа-холестеринемия).
Она характеризуется пониженным содержанием ЛПВП при нормальной концентрации остальных фракций ЛП. Неблагоприятное снижение ЛПВП является фактором повышенного риска развития атеросклероза и ИБС, независимым от других липидных показателей.

В таблице 1 представлены основные характеристики наиболее часто встречающихся гиперлипидемий.

Тип ГПЛ Холестерол Триглицериды Выраженность атеросклероза Клиника
IIа ++++ Норма, + или ++ Резко выражен и возникает рано ИБС, дистрофия роговицы (рано)
IIб ++++ Резко выражен и возникает рано ИБС
IV Норма или + +++ Частый вариант у взрослых Гепато- и спленомегалия,
диабет, панкреатит, ИБС,
поражение периферических сосудов

Для оценки риска развития атеросклероза на основании определения общего холестерола и бета-липопротеинового холестерола рассчитывают холестероловый коэффициент атерогенности, предложенный А. Н. Климовым по формуле:

Холестерол общий — Холестерол ЛПВП
К (коэффициент) = —————————————————
Холестерол ЛПВП

Этот коэффициент у новорождённых является «идеальным»: он равен 1. У здоровых женщин в возрасте до 30 лет он равен примерно 2,2, а у мужчин 2,5. После 40 лет у здоровых людей он не превышает 3,5, а у людей с проявлениями ишемической болезни сердца или другими проявлениями атеросклероза (см. таблицу) он превышает 4, достигая нередко 5, 6 и выше.

Очень важно при подозрении на дислипопротеинемии производить определение уровня ТГ и ХС на фоне смены различных диетических режимов. Если уровень ТГ под влиянием диеты с уменьшенным количеством жиров понижается на 50% и более, то прогноз можно считать благоприятным при условии соблюдения такой диеты.
Таким образом, лабораторные исследования основных показателей обмена липидов (особенно в сочетании с показателями обмена углеводов и функций печени) позволяют определить степень риска развития атеросклероза, ишемической болезни сердца и наметить пути профилактики и терапии.

Смотрите также: Холестерол, Холестерол — ЛПВП, Холестерол — ЛПНП, Триглицериды.

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.


Ретикуляция — Справочник химика 21

    Механизм действия флокулянтов (рис. 1.3.3.2) основан на следующих явлениях адсорбции молекул флокулянта на поверхности коллоидных частиц образовании полимерных мостиков между макромолекулами флокулянта, сорбированными на соседних частицах ретикуляции — образовании сетчатой трехмерной структуры молекул флокулянта слипании коллоидных частиц под действием сил Ван-дер-Ваальса.[c.22]
    Ускоренное проявление при повышенной температуре хотя и не рекомендуется, но целесообразно для понижения вуали и зернистости изображения. Слишком высокая температура может привести к ретикуляции, отслоению или расплавлению эмульсионного слоя. Если же температура падает ниже 18 °С, то гидрохинон, влияющий в основном на контактность, становится менее активным. [c.73]

    При повышенной температуре обрабатывающих растворов (выше 25° С) желатиновый фотослой сильно набухает, чрезмерно размягчается, может отстать от подложки (сморщиться или совсем отделиться) и даже расплавиться, легко поддается механическим воздействиям и повреждается во время обработки. Это — наибольшая опасность. Иногда структура желатинового слоя изменяется, вследствие чего поверхность негатива по высыхании кажется покрытой сплошной сеткой мелких трещинок (так называемая ретикуляция). Наконец, с повышением температуры нормальных проявителей увеличивается их скорость проявления и вуалирующая способность.[c.38]

    Процесс ретикуляции может быть реализован не только в растворе фермента, но и при использовании его иммобилизованных препаратов. Так, в случае фермента, предварительно иммобилизованного на химически инертном носителе путем физической адсорбции, дополнительная обработка сшивающим агентом приведет к повышению прочности (задубливанию) препарата. Носитель здесь непосредственно не принимает участия в химической реакции — он служит лишь матрицей для организации [c.80]

    СЛОЯ (монослоя) адсорбированного фермента и обусловливает двумерную направленность ретикуляции. Более того, носитель может быть вообще удален (например, нитроцеллюлозу растворяют в метаноле) и, таким образом, получится сшитая ферментная пленка (рис. 12,в). [c.81]

    Флокуляция (см. 1.3.3) — это процесс агрегации взвешенных частиц при добавлении в жидкость высокомолекулярных соединений, называемых флокулянтами. Механизм действия флокулянтов основан на адсорбции их молекул на поверхности коллоидных частиц образовании полимерных мостиков между макромолекулами флоку.тянта, сорбированными на соседних частицах ретикуляции — образовании сетчатой трехмерной структуры молекул флокулянта слипании коллоидных частиц под действием сил Ван-дер-Ваальса. [c.81]


    Следует отметить, что последний тип тождествен структуре пен, получаемых методами ретикуляции [41—44, 46, 48—53]. Отличие обоих типов газонаполненных пластиков состоит не в их морфологии, а в методе приготовления как уже говорилось, ретикуляр- [c.185]

    Для предотвращения ретикуляции желатинового слоя негатива тёмпература каждого из обрабатывающих растворов и воды не должна отличаться от температуры любого другого раствора более чем на 2°. [c.46]

    Целый ряд разнообразных решений задачи ковалентной иммобилизации ферментов дает использование систем, изначально не содержащих носителя, а только фермент и сшивающие агенты, где носитель (как твердое тело) формируется непосредственно в процессе иммобилизации или же сам фермент служит одновременно и носителем. Речь, таким образом, пойдет здесь о ковалентном вшивании молекулы фермента в различные типы сеток (рис. 11, в). Идея конструирования ферментных сеток (ретикуляция ферментов) вытекает из полифункциональной природы самой молекулы Армента, имеющей на поверхности по- [c.79]

    Другой прием ретикуляции основан на использовании ферментов, предварительно ковалентно модифицироваиных реагентом, содержащим двойную связь, например акрилоилхлоридом. В этом случае при сополимеризации белкового макромономера с низкомолекулярными мономерами (например, с акриламидом) образуются сетчатые полимерные гели, сшитые белком или дополнительным сшивающим мономером (например, N. Ы-мети-лен-бис-акриламидом). В рассматриваемой системе исходное состояние — жидкий раствор, а конечное (после полимеризации) — твердое тeJ o (гель), причем, естественно, оно приобретает форму того сосуда (реактора), в котором проводится полимеризация. Целенакравлеиное использование этого явления положено в основу целого ряда оригинальных способов иммобилизации. Сшивкой белка в объеме растворителя (сополимеризацией) получают трехмерный гель (рис. 12, а) в виде крупного однородного блока, который можно механически измельчать и использовать в виде более или менее мелких частиц в суспензиях. Трехмерный гель можно готовить и непосредственно в виде мелких частиц сферической формы путем эмульсионной полимеризации. Эмульсии получают диспергированием водного раствора, содержащего мономеры, в несмешивающемся с водой органическом растворителе. Предельный вариант таких систем — микроэмульсии, или гидратированные обращенные мицеллы поверхностно-активных веществ (ПАВ) в органических растворителях. В мицеллярных системах размеры капелек , содержащих модифицированный фермент и мономеры, можно варьировать и даже получать их близкими к собственным размерам молекул ферментов. Это новое качество иммобилизации — молекулярный уровень. Иными словами, при использовании систем обращенных мицелл ПАВ в органических растворителях, можно обшивать отдельные молекулы фермента полимерной оболочкой заданной толщины, т. е. в полном смысле одеть фермент в рубашку, сшитую по мерке (рис. 12,6). [c.80]


Что такое филлеры? | Инъекционная косметология в Санкт-Петербурге

Внутридермальные филлеры — это современный способ борьбы с морщинами и ухудшением состояния кожи. Они используются для внутрикожного введения с целью восстановления утраченного объема.

Многие  пациенты пугаются даже  разговоров и предложений об инъекциях в области губ. Боятся потому, что видели негативные последствия у знакомых и близких. Биополимерный гель – это крупные вывернутые неживые губы. Этот препарат, действительно,  склонен к миграции и образованию гранулематозных реакций. Но сегодня эти препараты  уже не используются!

Современные филлеры — это безопасные вязкие растворы солей гиалуроновой кислоты. Они максимально приближены по физико-химическим свойствам к структуре дермы и рассасываются в течение 12- 20 месяцев бесследно. Они отличаются друг от друга вязкостью и ретикуляцией. Возможность выбора более вязкого или менее вязкого препарата позволяет решать косметологические проблемы на разных уровнях и различными техниками.

Филлерами низкой степени вязкости проводится коррекция тонких морщин в средних слоях дермы. Воссоздается объем дермы и улучшение структуры кожи лица, декольте, кистей рук. Такие инъекции проводятся в технике биоармирования. Следы после инъекции обычно не видны. Препарат укладывается в средних слоях дермы и не контурируется. Эффект сохраняется 6-8 месяцев.

Филлерами средней степени вязкости решается самый большой спектр задач:

  • подъем уголков рта
  • заполнение складок идущих вниз от уголков рта
  • заполнение носогубных складок
  • заполнение вертикальных морщин верхней губы
  • коррекция мочки уха
  • коррекция крыльев, спинки и кончика носа
  • коррекция атрофических рубцов после акне и рубцов другого происхождения
  • восстановление формы и увеличение объема губ

Процедуры выполняются в линейной и веерной технике. Используются методики армирования и «решетки».

Филлерами высокой вязкости мы  моделируем форму лица, гармонизируя соотношения верхней и нижней трети. До появления филлеров высокой вязкости это было возможно только операционным путем. Сегодня,  перераспределяя объем лица из нижней трети в среднюю и наполняя скуловую область филлером высокой вязкости, мы даем возможность нашим пациентам оттянуть время для операционного лифтинга настолько, насколько продолжается  эффект действия препарата.

Техника введения филлера высокой вязкости сложна. Препарат вводится супрапериостально, глубоко под мышцу. Поэтому препарат не контурируется, не мигрирует и  его биодеградация происходит медленно. Эффект процедуры длится до 2 лет.

Используемые нами филлеры созданы на основе технологии «3-D матрикс» и  представляют собой однородные монофазные гели гиалуроновой кислоты неживотного происхождения. Они являются одними из наиболее пластичных материалов для инъекционной контурной пластики, что определяет не только легкость их введения, но и равномерное распределение  в тканях,  исключая полностью контурирование материала.

Высокая степень ретикуляции делает филлеры устойчивыми к биодеградации, к агрессивному воздействию физических факторов, в частности, высоких температур, благодаря чему это не мешает пациентам проводить такие процедуры, как УЗ- лифтинг, RF- терапию и лазерное омоложение.


Если Вы действительно ищете своего доктора…

Врачи отделения инъекционной косметологии

Ретикулярная формация | Мир Психологии

РЕТИКУЛЯРНАЯ ФОРМАЦИЯ

 

Большая энциклопедия по психиатрии. Жмуров В.А.

Ретикулярная формация (лат. rete — сеть, formatio — формирование, образование, составление) — сетевидная нервная структура, состоящая из более чем 50 ядер и обширной сети нейронов со сложными и разветвленными аксональными и дендритными отростками. Название предложено О. Дитерсом.

Ретикулярная формация образует центральное ядро ствола мозга, простирающееся от продолговатого мозга до верхней части среднего мозга и получающее информацию из различных восходящих проводящих путей, а затем проецирующее волокна как в нисходящем направлении (на спинной мозг), так и в восходящем направлении (на таламус и в конечном счете на кору головного мозга). В основном, как установлено на настоящее время, ретикулярная формация играет роль в регуляции психического тонуса, внимания, движения, сна и возбуждения, а также реализации различных рефлексов.

У. Пенфилд рассматривает ретикулярную формацию как центр сознания и полагает, что она осуществляет анализ всей поступающей в головной мозг информации. Синонимы: Сетевидная формация, Ретикулярная субстанция, Сетчатая субстанция, Substantia reticularis.

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

Ретикулярная формация (anam. formatio reticularis) — отдел ЦНС, представленный скоплением нейронов, окруженных нервными волокнами. Расположена в центральных отделах ствола головного мозга и между боковыми и задними рогами спинного мозга.

Функция Ретикулярная формация — активирующее воздействие на кору головного мозга и контроль рефлекторной деятельности спинного мозга. Син.: сетевидная формация, ретикулярная субстанция.

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

Ретикулярная формация — сложная система, состоящая из более чем 90 ядер и обширной сети нейронов со сложными и разветвленными аксональными и дендритными отростками. Она образует центральное ядро ствола мозга от продолговатого мозга до верхней части среднего мозга, получающее информацию из различных восходящих проводящих путей и проецирующее волокна на спинной мозг, таламус и в конечном счете на кору головного мозга. Она играет роль в регуляции внимания, движения, сна и возбуждения, а также различных рефлексов.

предметная область термина

 

назад в раздел: словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Оценки генетической интрогрессии, ретикуляции генных деревьев, дивергенции таксонов и состоятельности ДНК-штрихкодирования по молекулярным маркерам генов

УСПЕХИ СОВРЕМЕННОЙ БИОЛОГИИ том 139 № 1 2019

ОЦЕНКИ ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ИНТРОГРЕССИИ, РЕТИКУЛЯЦИИ 11

новение репродуктивных изолирующих барьеров

зависит от становления дальнейших ядерно-

цитоплазматических отношений и от других био-

логических и климатических событий, как это,

очевидно, реализуется сейчас в комплексе видов

мидий Mytilus ex. group edulis. Примером текущего

развития репродуктивно-изолирующих барьеров

в присутствии гибридизации, урбанизации, гло-

бального мореходства и изменения климата могут

служить различные пары видов упомянутого выше

комплекса мидий (Skibinski et al., 1983; Gardner,

Skibinski, 1988; Rawson et al., 1996, 1999; Skurikhina

et al., 2001; Kartavtsev et al., 2005, 2014, 2018;

Väinölä, Strelkov, 2011; Saarman, Pogson, 2015; Ka-

tolikova et al., 2016).

Мониторинг гибридизации и генетической

интрогрессии можно считать одной из важней-

ших задач эволюционной генетики, общей гене-

тики и общей биологии. Это становится особенно

очевидным при исследовании многочисленных

примеров генетической интрогрессии, а также

ретикуляционных изменений в филогениях мор-

ских организмов (Avise, 2001; Arnold, Fogarty,

2009; Balakirev et al., 2012, 2013). Анализ некото-

рых данных обнаружения гибридов у животных

(Боркин, Литвинчук, 2013; Arnold, Fogarty, 2009)

показал, что многие факты в реальности не пред-

ставляют межвидовую интрогрессию, но отно-

сятся к случаям внутривидовой интрогрессии, к

интрогрессии между таксонами неясного таксо-

номического ранга или между такими таксонами

как подвиды/полувиды. Очевидно, что такие слу-

чаи не могут рассматриваться как противореча-

щие БКВ (Kartavtsev, 2013b, 2018). Данные неко-

торых исследований (Balakirev et al., 2013) не ясны

в отдельных нюансах и, скорее, представляют

случай очень редкой двойной рекомбинации,

произошедшей при искусственном скрещивании

отдаленных родителей или, вероятно, при редкой

естественной гибридизации, произошедшей в да-

леком прошлом. Так, в одном случае гены мтДНК

ленка B. lenok предположительно проникли от

самки другого вида, что обнаруживается по при-

сутствию последовательностей двух генов генома

тайменя Hucho taimen (Balakirev et al., 2013). Одна-

ко, как следует из другого источника, это направ-

ление скрещивания дает несовместимость гибри-

дов (Wang et al., 2011), тогда как обратное направ-

ление скрещивания дает даже гетерозис (Xu et al.,

2011). В описанном случае (Balakirev et al., 2013)

существует возможность, что обнаруженная ре-

комбинация, интерпретируемая как следствие

широкой естественной гибридизации, на самом

деле является последствием искусственных скре-

щиваний или лабораторных манипуляций с гено-

мами. Эти данные, в любом случае, не имеют ни-

каких доказательств распространенности гибри-

дизации среди описываемых видов лососевых

рыб из разных семейств, как и вообще не доказы-

вают факт гибридизации, поскольку не опирают-

ся на диагностические маркеры яДНК. В другой

обзорной работе (Arnold, Fogarty, 2009) приводят-

ся примеры интрогрессии, часть из которых ука-

зывает на присутствие гибридов, но не доказыва-

ет факт генетической интрогрессии как таковой.

Как отмечено ранее, присутствие гибридов F1 не

доказывает существования интрогрессии генов

(Campton, 1987). Для некоторых видов рыб ги-

бридизация обычна (Campton, 1987), но только

спорадически это ведет к собственно генетиче-

ской интрогрессии (Avise, Saunders, 1984). Также

были представлены убедительные данные, что

события гибридизации и последующая интро-

грессия были сопряжены с масштабными изме-

нениями климата, как это следует из примеров для

гольцов рода Salvelinus (Олейник, 2013; Glemet et al. ,

1998; Oleinik, Skurikhina, 2010; Roberts et al., 2010).

Подобные события также прямо или опосредован-

но могут быть обусловлены активностью человека

(Altukhov, Salmenkova, 1991; Avise, 2001). В упомяну-

том обзоре (Arnold, Fogarty, 2009) приведены при-

меры обнаружения гибридов по морфологическим

признакам, но это вряд ли следует принять как до-

казательство не только генетической интрогрессии,

но даже присутствия гибридов (Campton, 1987;

Grant, Grant, 1992).

Тщательные исследования видов рыб и мидий,

основанные на маркерах мтДНК и яДНК, обна-

ружили, что в большинстве выявленные гибриды

являются F1-потомками, что можно рассматри-

вать как слабость или полное отсутствие реаль-

ной генетической интрогрессии (Avise, Sunders,

1984; Kartavtsev et al., 2005, 2014, 2018; Oleinik,

Skurikhina, 2010; Saarman, Pogson, 2015). Однако

имеются работы, надежно доказывающие массо-

вость продвинутых гибридов у рыб F2, F3 и т.д.

(Roberts et al., 2010; Nevado et al., 2011). В одном

случае маркеры мтДНК и ядерные микросател-

литные локусы показали присутствие потомков

возвратных скрещиваний особей F1 с одним из

родительских видов с высокой частотой, равной

44.9% (Roberts et al., 2010). В другом случае с ис-

пользованием различных комбинаций маркеров

яДНК и мтДНК отмечен поток генов между че-

тырьмя видами цихлид рода Ophthalmotilapia из

оз. Танганьика (Nevado et al., 2011). Авторы в ци-

тированной работе сообщают о значительной

пропорции особей повсеместного в озере вида

O. nasuta, обладающего частично маркерами

мтДНК и яДНК, типичными для трех других но-

минальных видов рода. Все такие особи были об-

наружены в популяциях, обитающих симпатрич-

но с остальными видами рода. Авторы предпола-

гают, что эта особенность возникла вследствие

последовательных и независимых эпизодов гене-

тического обмена в разных частях озера с однона-

правленной интрогрессией в геном O. nasuta. Из

Маса Art-Tel | Ювелирное дело

Ювелирный курс Меира Богатырева:

 

Базисный курс Меира Богатырева дает основные навыки для профессиональной работы в сфере ювелирного производства и дизайна. Учеба на курсе усложняется постепенно, уровень за уровнем раскрывает основные области работы ювелира и дает серьезную подготовку — так, что к концу курса ученик способен работать ювелиром-монтировщиком.

 

С первых дней учебы курс подразумевает самостоятельную работу дома. Для этого у каждого студента будет собственный набор инструментов и минимальное рабочее место, в виде стола, настольной лампы и стула.

 

Курс состоит из нескольких основных блоков, каждый из которых учит, на примере создания какого-нибудь ювелирного изделия, многим операциям с материалом. Далее представлены основные блоки:

 

Этому блоку на курсе уделено особое внимание, т.к. искусство владения лобзиком требует времени и оттачивания навыка, но при этом с первых занятий позволяет видеть впечатляющий результат.


 

В современном ювелирном производстве почти все распространенные цепочки производятся на специальном оборудовании, но цепи ручной работы отличаются как по дизайну, так и по сложности плетения. Кроме того, через это упражнение вырабатывается множество других навыков, нужных для плавления металла, протягивания проволоки, мелкой пайки и т.д.


 

Это упражнение учит строить довольно сложное кольцо из нескольких частей. В ходе процесса участники учатся придавать различные трехмерные формы металлу и продолжают изучать основные техники (плавка, пайка и т.д.), усложняя их. Кроме того, появляется работа с текстурами.

 

Процесс все усложняется. В этом упражнении появляется более сложная работа с текстурами и мелкими деталями.

 

  • Мужское кольцо

  • Создание кольца, украшенного орнаментом

  • Построение и создание сложных серег и английского замка  для серег.

Это уже сложные ювелирные операции с металлом и создание различных подвижных ювелирных механизмов.
 

Это упражнение учит более свободному обращению с металлом, в котором часть дизайна исходит от самого материала.
 

В завершающей стадии курса есть мини-курс по ремонту ювелирных украшений

И последняя стадия — это финишная обработка, полировка и другие способы окончательной обработки изделий (текстурирование и т.д.)

Кроме всего обозначенного выше, студенты учатся еще многим необходимым навыкам, таким как:

  • Правила безопасности на ювелирном производстве!!!

  • Создание и использование собственного, уникального набора инструментов, в т.ч. насадок на бормашину (для чистки, гравировки и финишной обработки)

  • Использование измерительного и разметочного инструмента.

  • Работа с различными ригелями и наковальнями для формовки и правки

Курс подразумевает посещение нескольких фабрик и центров по производству ювелирных изделий с экскурсиями, объяснениями и наглядными примерами. 

Курс 3D проектирования ювелирных изделий в программах Rhinoceros, Matrix, Magics, Zbrush, KeyShot.

 

Курс сосредоточен на работе в программе Rhinoceros. Остальные программы и плагины используются как вспомогательные, предназначенные для отдельных операций, которые невозможно реализовать в среде Rhinoceros.

 

Общий план курса:

 

Первая предназначена для базового ознакомления с программой и изучения основных инструментов, используемых в ювелирном моделировании. Все ознакомление с программой происходит на основе примеров из области ювелирного дизайна. Таким образом, работа с широкопрофильной программой Rhinoceros сужается до использования в конкретной области. По прохождении первой части ученикам дается задание на создание собственного дизайна украшения, с обязательным использованием части изученных инструментов.

 

На этом этапе вся работа происходит только в одном окне проекции, и моделирование пока не 3D.
 

​​

  • Главный способ работы в программе: моделирование поверхностями. Сложные округлые формы. Создание кольца солитер с крапанами для закрепки камня. Соединения деталей. Математика процесса.

 

 

 

​​

  • Расстановка камней на поверхности и работа с большими группами объектов. Подготовка к закрепке камней в технике паве, апдейк и корневой закрепке. Импорт файла для 3D печати.

 


 

Вторая часть курса посвящена разным дополнительным аспектам в 3D моделировании и наработке опыта.

 

  • Создание сложных 3D моделей в среде NURBS (Rhinoceros). Работа по заданным эскизам. Усложнение форм. Через выполнение таких заданий моделист учится видеть модель целиком, и точно знать, с чего начать работу и как ее выполнять.

 

  • Изучение устройства и создания других видов украшений: серьги, кулоны, броши и браслеты разных видов. Тонкости производства. Как сделать так, чтобы ювелир вас потом не возненавидел.

​​

  • Использование дополнительных плагинов и программ там, где это выгодно и сокращает время работы, а также там, где без них невозможно обойтись.

 

  • Как правильно оценить мою работу

  • Создание идеальных файлов для печати, вырезания на станках ЧПУ и последующей ручной работы

  • Скульптинг и полигональное моделирование (там, где это необходимо)

 

  • Текстурирование в 3D

  • Профессиональные визуализации и создание портфолио для последующей работы.


 

Вся учеба на курсе происходит в формате презентаций. То есть на занятие приносится презентация с разбором упражнения, оно же повторяется дома и также делается новое домашнее задание. Все презентации находятся на форуме, открытом специально для курса. Туда же выкладываются домашние задания для проверки и последующего обсуждения.

Данные о дриадах — Биогеография филогенетической ретикуляции глубокого времени

Дополнительный рисунок S2. Статистика наклона, созданная с использованием пакета capushe R, показывающая максимальный скачок (A) и AIC (B) в зависимости от количества гибридных узлов на филогению Lampropeltis из SNaQ.

Статистика наклона, сгенерированная с помощью пакета capushe R, показывающая максимальный скачок (A) и AIC (B) в зависимости от количества гибридных узлов на филогению Lampropeltis из SNaQ.

Рис. S2. Slope Stats.pdf

Дополнительный рис.С3. Сетчатые филогении Lampropeltis из SNaQ для номеров гибридных узлов от 2 до 10. Обратите внимание, что гибридные узлы 0,1 показаны на рис.1.

Сетчатые филогении Lampropeltis из SNaQ для номеров гибридных узлов от 2 до 10. Обратите внимание, что гибридные узлы 0,1 показаны на рис.1

FigS3_h3-h20.pdf

Дополнительная таблица. С1. Результаты SNaQ, показывающие псевдовероятность (сложность) для каждой модели (количество гибридных узлов) вместе со штрафом, используемым в качестве входных данных для капуше пакета R.

Результаты SNaQ, показывающие псевдовероятность (сложность) для каждой модели (количество гибридных узлов), а также штраф, используемый в качестве входных данных для пакета R capushe.

TableS1.likelihoods_lamps_hybrid.txt

Дополнительная таблица. С2. Результаты BioGeoBEARS, показывающие AIC для каждой биогеографической модели, оценивающей область предков для сетчатых филогений, разбитых на основные родительские (Дерево 1) и второстепенные сестринские клады (Дерево 2) Lampropeltis.

Результаты BioGeoBEARS, показывающие AIC для каждой биогеографической модели, оценивающей ареал предков для сетчатых филогений, разбитых на основные родительские (Дерево 1) и второстепенные сестринские клады (Дерево 2) Lampropeltis.

Table_S2.BioGeoBears_results.txt

Данные 1. Lampropeltis_NGS

Геномные данные для Lampropeltis

Lampropelist_NGS.zip

Данные 2. Данные с географической привязкой для всех видов Lampropeltis, используемые для моделирования ареала.

Данные с географической привязкой для всех видов Lampropeltis, используемые для моделирования ареала.

GEOREFERENCED.txt

Данные 3. Код BioGeoBEARS для оценки площади предков Lampropeltis.

Код BioGeoBEARS для оценки площади предков Lampropeltis.

BioGEOBEARS_Tutorial_Lamps .R

Данные 4. Географические области, используемые для BioGeoBEARS, сгенерированные из InfoMAP Bioregions.

Географические области, используемые для BioGeoBEARS, сгенерированные из InfoMAP Bioregions.

Biogeo_Lamps.txt

Данные 5. Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой главного ребра, используемого для оценки области предков в BioGeoBEARS (Дерево 1).

Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой главного ребра, используемого для оценки наследственной области в BioGeoBEARS (Дерево 1).

Tree1_Beast

Данные 6. Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой малого ребра, используемого для оценки наследственной области в BioGeoBEARS (Дерево 2).

Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой меньшего ребра, используемого для оценки наследственной области в BioGeoBEARS (Дерево 2).

Tree2_Beast

Данные 7. XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой разветвляющейся старшей сестринской клады (Дерево 1).

XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой разветвляющейся старшей сестринской клады (Дерево 1).

Lamp_concatenated_1.xml

Данные 8. XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой младшей сестринской клады (Дерево 2).

XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой младшей сестринской клады (Дерево 2).

Lamp_concatenated_2.xml

» ], «url»: «http://datadryad.org/stash/dataset/doi%253A10.5061%252Fdryad.4qs50», «идентификатор»: «https://doi.org/10.5061/dryad.4qs50», «версия»: 1, «isAccessibleForFree»: правда, «ключевые слова»: [ «Нейронные сети», «Лампропелтис», «королевские змеи», «Миоцен» ], «создатель»: [ { «@type»: «Человек», «name»: «Фрэнк Т. Бербринк», «givenName»: «Фрэнк Т.», «familyName»: «Бербринк», «принадлежность»: { «@type»: «Организация», «sameAs»: «https://ror.орг/03thb3e06», «name»: «Американский музей естественной истории» } }, { «@type»: «Человек», «name»: «Марсело Гехара», «givenName»: «Марсело», «familyName»: «Гехара», «принадлежность»: { «@type»: «Организация», «sameAs»: «https://ror.org/03thb3e06», «name»: «Американский музей естественной истории» } } ], «распределение»: { «@type»: «Загрузка данных», «encodingFormat»: «приложение/zip», «contentUrl»: «http://datadryad.org/api/v2/datasets/doi%253A10.5061%252Fdryad.4qs50/скачать» }, «временное покрытие»: [ «2018», «2018-03-06T15:53:25Z» ], «пространственное покрытие»: [ «Мексика», «Новый мир» ], «цитата»: «http://doi.org/10.1093/sysbio/syy019», «лицензия»: { «@type»: «Творчество», «name»: «CC0 1.0 Universal (CC0 1.0) Предоставление общественного достояния», «лицензия»: «https://creativecommons.org/publicdomain/zero/1.0/» }, «издатель»: { «@id»: «https://datadryad.org», «@type»: «Организация», «legalName»: «Цифровой репозиторий Дриад», «имя»: «Дриада», «url»: «https://datadryad.орг» }, «провайдер»: { «@id»: «https://datadryad.org» } }

Цитата

Бербринк, Фрэнк Т.; Гехара, Марсело (2018), Данные из: Биогеография глубокой филогенетической ретикуляции, Дриада, Набор данных, https://doi.org/10.5061/dryad.4qs50

Аннотация

Большинство филогений обычно представляются как чисто разветвляющиеся. Однако, поскольку геномные данные стали более распространенными в филогенетических исследованиях, нет ничего необычного в обнаружении ретикуляции среди терминальных клонов или среди внутренних узлов (глубокая временная ретикуляция; DTR).В этих ситуациях поток генов должен был происходить в тех же или соседних географических областях, чтобы эти DTR произошли, и поэтому биогеографическая реконструкция должна давать аналогичные оценки площади для родительских узлов, при условии, что вымирание или расселение не разрушили эти модели. Мы изучаем филогению широко распространенных королевских змей Нового Света (Lampropeltis), определяем, присутствует ли DTR в этой группе, и оцениваем область предков для ретикуляции. Важно отметить, что мы разрабатываем новый метод, который использует слияние симуляций в рамках машинного обучения, чтобы убедительно показать, что эта филогения лучше всего представлена ​​​​как ретикулирующая в более глубокое время.Используя совместные вероятности реконструкций ареалов предков по разветвляющимся родительским линиям от сетчатого узла, мы показываем, что эта ретикуляция, вероятно, произошла на северо-западе Мексики / юго-западе США и впоследствии привела к диверсификации мексиканских королевских змей. Эта область ранее была идентифицирована как область, важная для понимания видообразования и вторичного контакта с потоком генов у змей и других чешуйчатых. Это исследование показывает, что филогенетическая ретикуляция распространена даже в хорошо изученных группах и что географический охват древней гибридизации поддается восстановлению.

Замечания по использованию

Дополнительный рисунок S1. Рабочий процесс для оценки филогенетического и биогеографического местоположения ретикуляции с помощью SnaQ и пользовательских симуляторов нейронных сетей.

Рабочий процесс для оценки филогенетического и биогеографического положения ретикуляции с помощью SnaQ и пользовательских симуляторов нейронных сетей.

FigS1.Flowchart.pdf

Дополнительный рис. S2. Статистика наклона, созданная с использованием пакета capushe R, показывающая максимальный скачок (A) и AIC (B) в зависимости от количества гибридных узлов на филогению Lampropeltis из SNaQ.

Статистика наклона, сгенерированная с помощью пакета capushe R, показывающая максимальный скачок (A) и AIC (B) в зависимости от количества гибридных узлов на филогению Lampropeltis из SNaQ.

Рис. S2. Slope Stats.pdf

Дополнительный рисунок S3. Сетчатые филогении Lampropeltis из SNaQ для номеров гибридных узлов от 2 до 10. Обратите внимание, что гибридные узлы 0,1 показаны на рис.1.

Сетчатые филогении Lampropeltis из SNaQ для номеров гибридных узлов от 2 до 10. Обратите внимание, что гибридные узлы 0,1 показаны на рис.1

FigS3_h3-h20.pdf

Дополнительная таблица. С1. Результаты SNaQ, показывающие псевдовероятность (сложность) для каждой модели (количество гибридных узлов) вместе со штрафом, используемым в качестве входных данных для капуше пакета R.

Результаты SNaQ, показывающие псевдовероятность (сложность) для каждой модели (количество гибридных узлов), а также штраф, используемый в качестве входных данных для пакета R capushe.

TableS1.likelihoods_lamps_hybrid.txt

Дополнительная таблица. С2. Результаты BioGeoBEARS, показывающие AIC для каждой биогеографической модели, оценивающей область предков для сетчатых филогений, разбитых на основные родительские (Дерево 1) и второстепенные сестринские клады (Дерево 2) Lampropeltis.

Результаты BioGeoBEARS, показывающие AIC для каждой биогеографической модели, оценивающей ареал предков для сетчатых филогений, разбитых на основные родительские (Дерево 1) и второстепенные сестринские клады (Дерево 2) Lampropeltis.

Table_S2.BioGeoBears_results.txt

Данные 1. Lampropeltis_NGS

Геномные данные для Lampropeltis

Lampropelist_NGS.zip

Данные 2. Данные с географической привязкой для всех видов Lampropeltis, используемые для моделирования ареала.

Данные с географической привязкой для всех видов Lampropeltis, используемые для моделирования ареала.

GEOREFERENCED.txt

Данные 3. Код BioGeoBEARS для оценки площади предков Lampropeltis.

Код BioGeoBEARS для оценки площади предков Lampropeltis.

BioGEOBEARS_Tutorial_Lamps .R

Данные 4. Географические области, используемые для BioGeoBEARS, сгенерированные из InfoMAP Bioregions.

Географические области, используемые для BioGeoBEARS, сгенерированные из InfoMAP Bioregions.

Biogeo_Lamps.txt

Данные 5. Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой главного ребра, используемого для оценки области предков в BioGeoBEARS (Дерево 1).

Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой главного ребра, используемого для оценки наследственной области в BioGeoBEARS (Дерево 1).

Tree1_Beast

Данные 6. Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой малого ребра, используемого для оценки наследственной области в BioGeoBEARS (Дерево 2).

Разветвляющееся дерево, в котором гибридная клада является сестрой меньшего ребра, используемого для оценки наследственной области в BioGeoBEARS (Дерево 2).

Tree2_Beast

Данные 7. XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой разветвляющейся старшей сестринской клады (Дерево 1).

XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой разветвляющейся старшей сестринской клады (Дерево 1).

Lamp_concatenated_1.xml

Данные 8. XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой младшей сестринской клады (Дерево 2).

XML-код для оценки датированной филогении при топологическом ограничении, когда гибридная клада является сестрой младшей сестринской клады (Дерево 2).

Lamp_concatenated_2.xml

Местоположение

Добро пожаловать в CIT.

Центр ирригационных технологий (CIT) поддерживает разработку и внедрение технологий которая принесет миру самые инновационные продукты и инструменты управления ресурсами. Центр построен на основе инноваций и передачи технологий, ориентированных на по тестированию, прикладным исследованиям и предпринимательству.С 1980 года сотрудники ЦИТ работали с государственным и частным секторами для продвижения ирригационных, водных и энергетических технологий и практики управления. CIT является подразделением Калифорнийского института водных ресурсов .

IIC ищет предложения по исследовательским проектам 2022 года

Консорциум по инновациям в области ирригации (IIC) имеет свободные средства в размере 500 000 долларов США и ищет исследовательские предложения, ориентированные на разработка, интеграция и внедрение передовых технологий управления орошением, инструменты и практики для проектов, которые начнутся в 2022 году.IIC поощряет общественность и частные партнеры, заинтересованные в совместной работе, чтобы подать заявку на эту возможность.

Предварительные предложения должны быть представлены до 16 марта 2022 г. . Дополнительную информацию можно найти здесь .

День сельскохозяйственных технологий 2021 г. — Демонстрация и демонстрация инноваций в сельскохозяйственных ирригационных технологиях Мероприятия

CIT провел два мероприятия Ag Tech Day в 2021 году — виртуально 12 февраля (перенесено с октябрь 2020 г.) и гибридное мероприятие, состоявшееся 29 октября.Усовершенствованная эффективность откачки Программа (APEP) и Центр водных, энергетических и технологических ресурсов (WET) выступили соорганизаторами события. Мы искренне ценим поддержку наших спонсоров, экспонентов и докладчиков за их вклад в эти важные события.

Октябрь 2021 г. — 5-я ежегодная демонстрация и демонстрация технологий сельскохозяйственного орошения была открыта для очные и онлайн-посещения и включали живые полевые демонстрации, презентации, и торговая выставка.Технология от GroGuru, REDtrac, SeaMetrics-Technoflo и Sentek было выделено в поле. Дополнительные презентации касались пополнения запасов подземных вод, Закон об устойчивом управлении подземными водами (SGMA) и различные типы инструментов и системы, доступные для поддержки принятия решений по ирригации (IDS). Мероприятие также имело крупнейший группа экспонентов, которых мы когда-либо принимали на Ag Tech Day. Наружная установка сделала это возможность разместить 31 экспонента.

Можно получить доступ к полному списку участников и ресурсам докладчиков и спонсоров. здесь .

Событие 29 октября можно просмотреть по запросу .

Февраль 2021 г. – Виртуальный выпуск Демонстрация инноваций в сельскохозяйственных технологиях орошения и На витрине были представлены прямые трансляции с фермы в штате Фресно, освещающие технологии. от AgMonitor, Jain Irrigation Inc.и WiseConn. Дополнительные презентации управление азотом, Закон об устойчивом управлении подземными водами (SGMA), Передовой Программа повышения эффективности насосов и жизнь с засолением в сельском хозяйстве на юге Долина Сан-Хоакин.

Мероприятие от 12 февраля можно просмотреть по запросу .

Виртуальный день поля Консорциума инноваций в ирригации

Консорциум по инновациям в области ирригации (IIC) начал свой виртуальный день поля 2021 года во время 5-го ежегодного Дня сельскохозяйственных технологий CIT с дебют видеоролика, посвященного прочным партнерским отношениям, сложившимся между исследователями IIC и лидеры отрасли, а также впечатляющие передовые исследования, полученные в результате этих отношения.На сегодняшний день более 30 проектов поддержано финансированием IIC. или проводятся или проводятся PI, аффилированными с IIC, или на объектах, поддерживаемых IIC. То 10-минутное видео может быть просмотрено раз по запросу.

Консорциум был основан в 2018 году благодаря гранту в размере 5 млн долларов США от Фонда исследований в области продовольствия и сельского хозяйства (FFAR) для поддержки исследований и обучения для разработки инструментов и передовых методов управления. сделать ирригационные системы более простыми в использовании и более эффективными с точки зрения использования воды и энергии.Калифорния Государственный университет Фресно является одним из членов-основателей, в который входят четыре других Университеты США, предоставляющие земельные участки, а также отраслевые и ассоциативные партнеры.

Программа повышения эффективности насосов (APEP)

APEP — это образовательная и поощрительная программа, предназначенная для повышения общей эффективности насосного оборудования. и поощрять энергосбережение в Калифорнии. Тихоокеанская газовая и электрическая компания (PG&E) финансирует APEP до 31 декабря 2021 г. за счет средств государственных программ. под эгидой Калифорнийской комиссии по коммунальным предприятиям (CPUC).Центр для ирригационных технологий в Калифорнийском государственном университете, Фресно управляет программой.

Программа APEP по-прежнему предоставляет услуги во время ограничений, связанных с пандемией COVID-19. Для получения дополнительной информации посетите информацию о программе Advanced Pumping Efficiency Program

.

CIT Тестирование датчиков ландшафтного орошения на соответствие недавно выпущенному стандарту ANSI/ASABE S633

Американское общество инженеров-агрономов и биологических инженеров (ASABE) недавно опубликовало Протокол испытаний ландшафтного орошения на основе влажности почвы. Технологии управления.В настоящее время CIT принимает продукты для тестирования на соответствие новым требованиям.

Настоящий стандарт устанавливает процедуру проверки чувствительности почвы к влаге. датчики изменения состояния почвы. Эти датчики влажности почвы вместе с интерфейсом устройства, могут интегрироваться с контроллерами для лучшего управления водными ресурсами, предотвращая плановые поливы при наличии достаточного количества влаги.

CIT участвовал в разработке стандартов и протоколов для ландшафтных и сельскохозяйственных работ. продукции более 40 лет.Лабораторные или полевые испытания CIT обеспечивают независимую, сторонняя оценка фактической работы продукта.

Любой, кто заинтересован в отправке своего продукта в CIT для тестирования, должен связаться с Kaomine. Ванг ( kaominev @csufresno.edu ) или позвоните по телефону 559.278.2066. Стандарт можно загрузить за плату непосредственно с веб-сайта технической библиотеке ASABE или связавшись со штаб-квартирой ASABE.

 

Пожалуйста, присоединяйтесь к нашему списку рассылки

 

  
 

Ретикуляция, дивергенция и континуум филогеография-филогенетика

Аннотация

Филогеография и ее расширения в сравнительной филогеографии уходят своими корнями в наслоение генных деревьев по всей географии, парадигма, которой в значительной степени способствовала нерекомбинирующая, быстрая эволюция, обеспечиваемая по мтДНК животных.По мере того, как филогеография переходит в эпоху секвенирования следующего поколения, призрак ретикуляции на нескольких уровнях — внутри локусов и геномов в форме рекомбинации и между популяциями и видами в форме интрогрессии — поднял голову с заметностью даже большей, чем мельком в эпоху ПЦР ядерных генов. Здесь мы исследуем тему ретикуляции в сравнительной филогеографии, анализе видообразования и филогеномике и задаемся вопросом, как центральное положение генных деревьев проявилось в эпоху следующего поколения.Чтобы сформулировать эти вопросы, мы сначала представляем снимок многолокусных филогеографических исследований Карпентарского барьера, известного биогеографического барьера, разделяющего фауны, охватывающие муссонные тропики в северной Австралии. Мы находим, что дивергенция через этот барьер очевидна у большинства видов, но она неоднородна во времени и демографической истории, часто отражая таксономические различия линий, охватывающих его. Затем мы обсудим различные силы, генерирующие сетчатые паттерны в филогеографии, включая интрогрессию, контактные зоны и потенциальные выбросы, обусловленные отбором, на молекулярных маркерах следующего поколения.Мы подчеркиваем постоянную потребность в демографических моделях, включающих ретикуляцию на уровне геномов и популяций, и делаем вывод, что генные деревья, явные или неявные, должны продолжать играть роль в будущем филогеографии.

Ключевые слова: муссонные тропики, интрогрессия, сравнительная филогеография, видовые деревья, теория коалесцентов анализ внутри и между видами.Классическая филогеографическая основа, из которой выросла филогеография в масштабе генома, была создана в течение десятилетий, начиная с начала 1980-х годов, когда особое внимание уделялось мтДНК животных (1, 2), до середины 2000-х годов, непосредственно перед первыми полногеномными исследованиями генетической изменчивости человека. (3, 4). К началу 2000-х годов филогеографические исследования немодельных видов обычно включали несколько локусов, в основном с использованием методов, которые облегчали филогеографический анализ локуса за локусом (5, 6). В настоящее время растет число исследований, реализующих отдаленную цель филогеографии, ресеквенирования всего генома с географической информацией (7, 8), а также многих других выборок субгеномов с использованием различных подходов (9–12).С расширением до полногеномного анализа, обеспечиваемого NGS, филогеографический анализ обязательно расширил свой аналитический инструментарий.

Все более рутинный анализ данных в масштабе генома размыл дисциплинарные границы между филогеографией и родственной ей дисциплиной, популяционной генетикой, и позволил филогеографии внести свой вклад в такие начинания, как сканирование для отбора и картирование ассоциаций (13). Действительно, с растущим количеством данных и увеличением применения связанных аналитических инструментов, таких как частотные спектры сайтов и моделирование слияния, мы можем задаться вопросом, отличается ли теперь филогеография от популяционной генетики и каким образом (13).Мы утверждаем, что первоначальная концепция филогеографии как моста между популяционной биологией и филогенетикой все еще имеет ценность (1) (). Этот мост можно представить себе через географию и время, как это часто бывает у практикующих врачей, или через градиенты скорости миграции и неравновесия по сцеплению (14), причем первое уменьшается, а второе увеличивается от популяции до филогенетического масштаба. То, что филогеография занимает центральное место в этом ориентированном на процессы пространстве, подчеркивает важность понимания взаимодействия между ретикуляцией (поток генов/интрогрессия и рекомбинация), дрейфом и длительной изоляцией.Это сочетание процессов отличает филогеографию от традиционной популяционной генетики и филогенетики.

Схема классификации дисциплин популяционной генетики, филогеографии и филогенетики. Традиционно мы думаем, что эти соответствующие дисциплины связаны с вариациями среди организмов, возникающими в коротких, промежуточных и длинных временных (и часто пространственных) масштабах. При наличии больших объемов данных все чаще появляется возможность классифицировать исследования в соответствии с тем, как предполагается, что различные процессы формируют наборы данных.Например, вполне вероятно, что миграция между популяциями распространена в наборах данных «популяционной генетики» и реже — в филогенетике. Точно так же рекомбинация, вероятно, уменьшит обнаруживаемые эффекты сцепления в популяционных генетических наборах данных, так что эффекты сцепления, вероятно, приведут к более крупным блокам гаплотипов в исследованиях в «филогеографическом» масштабе. Таким образом, различные исследования могут сформировать континуум от популяционной генетики к филогенетике, а методы следующего поколения могут способствовать этому.В этом обзоре мы сосредоточимся на исследованиях, охватывающих часть этого континуума, охватывающую филогеографию и неглубокую филогенетику, обозначенную красным прямоугольником.

Сканирование полных геномов близкородственных организмов высвободило уровень гетерогенности сигналов, который представлял в основном теоретический интерес в эпоху ПЦР. Эта геномная неоднородность глубоко влияет на наши основные концепции филогеографии и филогенетики, а также на наши взгляды на процессы видообразования. В настоящее время обычным явлением является обнаружение разнообразия генных деревьев в геноме, которое часто равно количеству изученных локусов (15, 16).Помимо изменчивости, вызванной процессом слияния внутри и между видами, мы только начинаем понимать, как возникает такая гетерогенность генетического дерева (16, 17). Признание этой гетерогенности привело к развитию филогенетических методов для учета такой условной независимости генных деревьев, так называемых методов «видового дерева» (18–21). Для филогеографического анализа при переходе от популяционной структуры к филогенетической дивергенции преобладает неполная линейная сортировка (ILS), где популяции были разделены на протяжении менее 4 90 233 N 90 234 90 269 e 90 270 поколений, где 90 233 N 90 234 90 269 e 90 270 – эффективная популяция. размер (22, 23).Другим все более очевидным источником гетерогенности является интрогрессия среди видов (16) (), противоположная глубокой филогеографической структуре, часто наблюдаемой у таксонов с низкой дисперсией. Такая ретикуляция давно обнаружена у растений или в микробных системах, где горизонтальный перенос генов является устоявшейся парадигмой. Все чаще зоологи также находят свидетельства экстенсивного перемещения генов между фенотипически дивергирующими таксонами (24, 25), включая несестринские виды. Такие наблюдения привлекли внимание к моделям «видообразования с потоком генов» (26).Новый анализ в масштабе генома заставляет биологов-эволюционистов пересмотреть саму природу видов (27, 28), которые в некоторых случаях, по-видимому, сохраняют фенотипическую самобытность, несмотря на обширный поток генов в большей части генома (29–32), и признать интрогрессию важным источником адаптивных черт в различных системах обучения (33–35). Аналитически свидетельства интрогрессии среди видов приводят к появлению сетевых моделей диверсификации (36). Ясно, что биология в масштабе генома и обильные переплетения «Древа жизни» переворачивают большую часть эволюционной биологии, включая филогеографию, с ног на голову.

Источники неоднородности генных деревьев среди расходящихся линий. Три линии KIM (K), TE и CY являются репрезентативными для популяций северной Австралии. ( A ) Эти родословные организованы в соответствии с истинными эволюционными отношениями, изображенными серым цветом: слияние «видов». ( B ) Внутри дерева видов есть генные деревья, окрашенные в синий, желтый, красный и зеленый цвета. Эти деревья генов представляют собой независимые истории слияния и подчеркивают различные источники несоответствия деревьев генов.Синие, зеленые и желтые генные деревья подчеркивают изменчивость из-за разной скорости мутаций и стохастических историй слияния (включая ILS), а красный цвет изображает эффекты интрогрессии среди несестринских линий. Модель MSC позволяет оценивать деревья видов с учетом мутационной и коалесцентной дисперсии. Однако интрогрессия, если она обширна, может привести к неправильному дереву видов (например, [K, (TE, CY)] в этом случае) с использованием большинства доступных методов. Кроме того, отличить интрогрессию от ILS в деревьях генов может быть сложно, и в основном это зависит от длины ветвей в деревьях генов (как в моделях IM).

В этой статье мы исследуем темы ретикуляции и геномики видообразования как ключевых процессов в континууме филогеография-филогенетика. Ретикуляция бросает вызов многим концепциям и методам филогеографии и видообразования, которые не были столь очевидны, когда мы были бедны локусами в эпоху ПЦР. Ретикуляция в форме рекомбинации приводит к тому, что деревья генов отклоняются от строго бифуркационного паттерна, что создает проблемы для некоторых методов реконструкции эволюционной истории (37).Также давно известно, что рекомбинация играет центральную роль в видообразовании (38), а подавление рекомбинации, например, происходящее при хромосомных инверсиях, может резко снизить локальную геномную скорость потока генов (39, 40). Ретикуляция посредством генного потока ожидается среди внутривидовых клонов, которые являются классической областью филогеографии (4). Наконец, ретикуляция становится все более заметной на уровне дивергирующих видов и адаптивных излучений (25, 35, 41–44) и заставляет биологов рассматривать «эфемерные виды» с частыми слияниями линий не только среди сестринских таксонов, но и между линиями. с любым географическим совпадением (45).Цель, какой бы несовершенной она ни была в настоящее время реализована, состоит в том, чтобы разработать и применить модели, которые объединяют филогеографию, демографию и эволюцию генома способами, которые позволят более тонко интерпретировать мириады взаимодействующих эволюционных процессов на основе паттернов геномного разнообразия (46). Признание и моделирование ретикуляции на различных уровнях иерархии жизни будет важной частью достижения этой цели.

Ключевые процессы дивергенции и ретикуляции в природе

Сравнительная филогеография австралийских муссонных тропиков.

По сути, сравнительная филогеография занимается установлением общности пространственных паттернов генетического разнообразия и разнообразия генных деревьев среди совместно распределенных видов (47, 48). В сочетании с популяционно-генетическим (объединяющим) и пространственным моделированием (49) эти усилия позволили получить представление о биогеографической истории, например, о местоположении рефугиумов и зон расширения (50), а также о различных эффектах экологических или физических барьеров для расселения. В сравнительных условиях такие исследования могут определить, как особенности ландшафта и региональные климатические вариации взаимодействовали с различными экологическими условиями видов, формируя современное разнообразие (51), и как эти взаимодействия могут влиять на процессы видообразования (52, 43).

Чтобы исследовать процессы дивергенции и ретикуляции в сравнительном контексте, мы сосредоточимся на филогеографических данных по экологически разнообразным видам из северной Австралии, обширной территории муссонной саванны и лесных массивов с вкраплениями древних плато из песчаника (54) (). То, что эта богатая тропическая фауна имеет биогеографическую структуру, давно известно (55) и формализовано с использованием кладистической биогеографии Кракрафтом (56), который обнаружил базальную дихотомию через безлесный «Карпентарианский барьер» (CB), разделяющий Кимберли (KIM) и Top End. (TE) фауны из фауны Кейп-Йорка (CY) и лесов восточной Австралии (EF), а также Новой Гвинеи.KIM и TE, в свою очередь, разделены горячими, пологими и относительно сухими областями, связанными с несколькими меньшими барьерами (57), которые в совокупности называются здесь барьером Кимберли-Топ-Энд (KTEB). Ранние филогеографические исследования болтунов, основанные на последовательностях [ Pomatostomus (58)], показали глубокую дивергенцию по всему CB по сравнению с дивергенцией в восточных и западных регионах континента. Последующий многолокусный анализ нескольких систем птиц выявил, в основном, плейстоценовые расхождения по всему CB для сородичей (59–61), а также внутри видов (62, 63).В некоторых исследованиях, изучающих дивергенцию в регионе, были обнаружены клины (64) или сложные сетчатые узоры в форме интрогрессии; например, у мясных птиц ( Cracticus ) популяции к востоку от KTEB интрогрессированы мтДНК из популяций приспособленных к засушливому климату видов на юг, которые расширились во время последнего ледникового максимума, тогда как популяции к западу от KTEB не интрогрессированы (65) .

Неоднородность генетического дерева в многолокусных филогеографических наборах данных птиц (Красноспинный крапивник, Malurus melanocephalus ; Poephila зяблики; Climacteris древолазы), сцинки (двухиглый радужный сцинк, C.амакс ; Радужный сцинк с затененным мусором, C. munda ) и млекопитающие ( Petrogale скальные валлаби) по всей северной Австралии. ( A ) Карта северной Австралии, показывающая KTEB и CB, которые разделяют фауны KIM, TE и CY. ( B ) Облакограммы иллюстрируют вариации топологии и длины ветвей генных деревьев. Скрипичные графики представляют распределение расхождений парных последовательностей по CB, а черные точки указывают среднее расхождение парных последовательностей, или D xy .Красные точки и линии представляют собой оценки и 95% доверительные интервалы расхождения населения по KTEB, тогда как зеленые точки и линии представляют собой оценки и 95% доверительные интервалы расхождения населения по CB. ( C ) Распределение укоренившихся триплетов показывает, что генные деревья, демонстрирующие более глубокие времена расхождения по CB, чем KTEB, являются наиболее распространенными во всех таксонах, кроме радужного сцинка с затененной подстилкой. Дополнительные сведения приведены в SI Text .

Меньше многолокусных филогеографических исследований было проведено для млекопитающих в муссонных тропиках, тем не менее, некоторые общие темы прослеживаются.Скальные валлаби ( Petrogale ), специалисты по скалистым местообитаниям, как следует из названия, сильно структурированы на разрозненных песчаниковых плато региона, с более глубокими расхождениями на CB, чем на KTEB (66, 67) (). Другие виды макропод имеют разную степень географической и генетической прерывности в CB, что позволяет предположить, что экология вида сыграла ключевую роль в их способности адаптироваться и сохраняться в этом регионе. Антилоповый валлару ( Macropus antilopinus ), специалист по саваннам и лесным массивам, имеет разрозненное распространение, но неглубокое расхождение по обе стороны от лугов CB, что предполагает недавний поток генов или расширение ареала.Для сравнения, более экологически обобщенный и широко распространенный родственный вид, обыкновенный валлару ( Macropus robustus ), имеет более непрерывное распространение, но существенное расхождение по CB (68). Предварительный анализ других млекопитающих указывает на глубокие расхождения в CB, но требует более обширного молекулярного исследования (69, 70).

Малорассеянные виды, такие как ящерицы и лягушки, стали предметом недавних многолокусных филогеографических исследований в этом регионе, включая раннее применение NGS в этом контексте.По сравнению с птицами и млекопитающими, эти таксоны демонстрируют филогеографическую структуру в более мелком пространственном масштабе, часто с загадочными видами и большей филогенетической глубиной среди регионов, что, возможно, отражает сочетание меньшего расселения и более высокой локализованной устойчивости в циклах сурового климата. Глубинная структура по ЦБ, а нередко и КТЭБ наблюдается у филогенетически и экологически разнообразных рептилий, включая видовые комплексы агамидных ящериц (71), радужных сцинков (12, 72), несколько видовых комплексов гекконов (73, 74), и лягушки-жабы (75).Во многих случаях дивергенция по ЦБ проявляется на глубоких филогенетических масштабах, а не внутри вида. Например, радужные сцинки Carlia распространились по KIM и TE, однако эти таксоны дивергировали от восточных видов Carlia в середине миоцена (72). Анализ примерно 2000 экзонов у Two-Spined Rainbow Sinkk ( Carlia amax ) сделал вывод о недавнем расширении популяции от западного KIM через KTEB к западному TE, подчеркнув, что KTEB является более пористым фильтром, чем CB (12).Исследования таксонов с низкой дисперсией (12, 73, 75) также выявляют конгруэнтные паттерны в более мелком масштабе, чем основные барьеры, предусмотренные Кракрафтом (56). Эти конгруэнтные паттерны включают глубокую структуризацию между прибрежными островами и материковым населением и неожиданный раскол с севера на юг от TE до северного пустынного региона (12, 73, 75). Близкородственные таксоны северных пустынь часто имеют более широкие ареалы, чем ареалы через саванны и песчаники к северу, а иногда и с признаками широкомасштабной интрогрессии (12, 73, 75).Например, в отличие от сильного филогеографического структурирования внутри C. amax , адаптированного к засушливому климату сородича, Carlia munda (радужный сцинк с затененной подстилкой) включает одну широко распространенную кладу от западного побережья через северную пустыню до восточного побережья. ().

Неоднородность генетического дерева в CB.

Сложные ландшафты и динамичная история климата в этом регионе привели к сочетанию часто сильно викариантных процессов в CB и смеси дивергенции и расселения или интрогрессии в KTEB.Учитывая, что гетерогенность генного дерева возникает как из-за ILS, так и из-за потока генов между популяциями (), мы можем ожидать увидеть более доминирующий филогенетический сигнал в CB, в котором самый глубокий раскол для большинства генных деревьев охватывает CB, с меньшим количеством локусов, имеющих свои самый глубокий раскол по KTEB или между CY/EF и TE (). Мы исследовали эту гипотезу для образцовых таксонов птиц, млекопитающих и ящериц, для которых у нас были данные о многолокусных последовательностях, охватывающих эти географические регионы (и таблицы S1 и S2). Как и ожидалось, среди генных деревьев с четырьмя вершинами (один аллель, выбранный для KIM, TE и CY/EF плюс внешняя группа) мы обнаружили разнообразные распределения генных деревьев по всему региону, при этом генные деревья демонстрируют более глубокое время расхождения в CB, чем KTEB. является наиболее частым (и Таблица S3).Исключением из этого паттерна является C. munda , более приспособленная к засушливому климату ящерица, у которой доминантным деревом генов является дерево, в котором аллели TE и CY являются сестрами, что предполагает более изоляцию расстоянием, чем модель викариантности (76). ). Анализ больших наборов данных, в которых эти простые генные деревья объединены с коалесцентными моделями (77), единообразно предполагает более глубокую дивергенцию популяций и видообразование в CB, чем в KTEB, хотя эти расхождения во времени довольно близки в некоторых случаях (и рис.С1). Хотя размер нашей выборки невелик, анализ также показывает, что самое высокое генетическое разнообразие, которое в настоящее время выделяется внутри каждого комплекса, варьируется в зависимости от региона; у волшебного крапивника и валлаби наибольшее разнообразие наблюдается в CY/EF, в то время как в C. amax разнообразие одинаково среди регионов. Наконец, анализ не поддерживает ключевое предсказание простейшего сценария викарианства: эффективные размеры популяций потомков меньше, чем размеры наследственных популяций, населявших территорию до события викарианства.Наши оценки предков N e по крайней мере для четырех из шести видовых групп меньше, чем для современных линий в KIM, TE или CY. Проблема с нашим кратким анализом сравнительной филогеографии в муссонных тропиках Австралии заключается в разнообразии маркеров, что затрудняет легкое сравнение между группами из-за различий в скорости замещения. Использование общего набора маркеров, например, обеспечиваемого различными формами захвата цели (78–80), будь то кодирование или некодирование, станет важным направлением будущих исследований.

Ретикуляция, движимая экологией и интрогрессией.

Наш сравнительный филогеографический анализ для северной Австралии выдвигает на первый план сложную смесь дивергенции и ретикуляции и различных пространственных и временных масштабов филогеографической структуры, которые могут возникнуть. Большая часть этой неоднородности, по-видимому, связана с различиями между видами в их способности сохраняться или расселяться по ландшафту по мере того, как климат колебался в течение четвертичного периода. Принимая во внимание, что при классическом викариантном мышлении удобно сосредоточиться на общих паттернах дивергенции, более пристальное внимание к различным результатам ретикуляции, как мы видели при сравнении результатов для C.munda с результатами для других таксонов, охватывающих CB, позволит лучше понять процессы видообразования (81).

После вторичного контакта генетически различные популяции могут образовывать «зоны напряжения», поддерживаемые с течением времени за счет баланса между расселением и отбором против гибридов (82), постепенно сливаться посредством интрогрессии [т. е. эфемерные таксоны (46)] или перекрываться, сохраняя их целостность (). Особый случай интрогрессии возникает, когда расширяющаяся линия преобладает над статической (реликтовой), но в нее вторгаются гены резидентной популяции из-за последовательных событий-основателей во время пространственной экспансии (83).Со временем интрогрессированные хромосомные сегменты будут рекомбинировать между линиями, что приведет к мозаике историй слияния внутри и между локусами. Эти события ретикуляции могут проявляться в двух масштабах: в генетических клинах, для однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) в самой контактной зоне (зонах) и в миграции в масштабе клонов, по оценке аллопатрических популяций с использованием моделей изоляции-миграции (IM). (). Данные в масштабе генома позволяют использовать новые подходы (рассмотрено в 84), включая геномные клины (85) и анализ длин интрогрессированных гаплотипических блоков (86).Учитывая оценки скорости рекомбинации, длина гаплотипов иммигрантов, в принципе, может быть использована для оценки времени недавних событий интрогрессии в линейной шкале, параметр, который оказалось трудно вывести из моделей IM (87).

Контрастные процессы и взгляды на интрогрессию. ( A ) Развитие с течением времени от разделения популяции, дивергенции в изоляции и вторичных контактов с альтернативными результатами: ( i ) зона напряженности, ( ii ) слияние и ( iii ) подавление растущей популяции ( синий) над постоянным населением с интрогрессией от желтого до синего для некоторых генов.( B и C ) Противопоставление взглядов на интрогрессию между загадочными линиями ящериц влажных тропиков Австралии в локальном масштабе ( B , контактная зона) и оценками в масштабе линии, полученными на основе анализа IM (изменено из ссылки 53). Обратите внимание на уменьшение интрогрессии в контактных зонах с увеличением времени расхождения пар клонов, но нет соответствующего сигнала уменьшения миграции в масштабе клонов.

В контексте сравнительной филогеографии понимание процессов ретикуляции может быть получено путем сравнения результатов для таксонов с различной экологией и временем расхождения линий в общих географических и палеоэкологических условиях.Для этой цели могут быть полезны шовные зоны, когда несколько таксонов имеют сосуществующие контактные зоны (88). Показательным примером является фауна, эндемичная для тропических лесов северо-востока Австралии. Вызванные климатом колебания таксонов, зависящих от тропических лесов, на вершинах гор привели к образованию пространственно концентрированных контактных зон между морфологически неразличимыми, но генетически различными линиями (52). Сравнительный анализ клин и генетических неуравновешенностей в разных контактных зонах (53) выявил меньшую интрогрессию и более сильное генетическое нарушение равновесия между более дивергентными парами клонов, показывая, что репродуктивная изоляция между этими фенотипически скрытыми клонами масштабируется со временем дивергенции (53).Однако в масштабе клонов уровни генного потока, выведенные из анализа IM сравнительных транскриптомов, обычно низки и не масштабируются со временем дивергенции (). Эти контрастирующие паттерны напоминают нам, что оценки потока генов часто усредняются по всей истории дивергенции.

Связь сравнительной филогеографии и геномики видообразования.

Так как же полностью геномная перспектива обогатит наше понимание связи между сравнительной филогеографией и видообразованием? Множество недавних полногеномных сравнений сестринских таксонов выявило захватывающую, но сложную гетерогенность дивергенции по всему геному (см.84). Наиболее частым результатом среди недавно дивергировавшихся таксонов является более сильная дифференциация по половым хромосомам X и Z, чем по аутосомам, и разбросанные «острова» высокой дивергенции на фоне низкой дивергенции. Первоначально островки дивергенции рассматривались как предполагаемые местоположения несовместимых генов в контексте продолжающегося потока генов (89). Однако также возможно, что они отражают различные уровни фонового отбора в отсутствие потока генов (90, 91), что приводит к переинтерпретации некоторых громких примеров (92).

Ключевым фактором, вытекающим из этих исследований и более ранних сканирований внутривидового разнообразия, является сильное влияние вариации скорости рекомбинации на пространственное формирование геномного разнообразия, наиболее сильно опосредованное автостопом (93). Таким образом, мы ожидаем увидеть снижение внутрилинейного разнообразия в регионах с низкой рекомбинацией с соответствующим увеличением дивергенции с использованием показателей, чувствительных к уровням внутрилинейного разнообразия [например, индекс фиксации Райта F st (94) ].Как это ни парадоксально, было также высказано предположение, что регионы с низкой рекомбинацией, которые могут возникать в пределах хромосомных инверсий или вблизи центромер, будут накапливать локально адаптированные аллели, тем самым способствуя генетической несовместимости между линиями (95). Эмпирические данные в пользу этого предложения неоднозначны, но есть несколько положительных примеров (96–98). Наконец, сравнение геномов среди близкородственных таксонов также выявило интрогрессию адаптивных аллелей от одной линии к другой (35, 99), что возродило старую концепцию (100).Такие аллели могут легко проходить через контактные зоны, даже если происходит сильное разрушение гибрида. Помимо аналитических проблем, такие случаи указывают на захватывающую перспективу понимания того, как адаптивная эволюция влияет на дивергенцию и ретикуляцию между линиями.

Одним из ограничений многих из приведенных выше анализов геномной дивергенции во время видообразования является то, что исторические биогеографические и экологические условия изоляции и воссоединения расходящихся линий с течением времени часто недостаточно хорошо установлены (84).Понимание этих процессов является основной задачей филогеографии, и можно ожидать, что более тесное взаимодействие между анализом исторической биогеографии и геномикой видообразования принесет свои плоды. И наоборот, в геномную эпоху сравнительные филогеографы должны будут не только освоить детали истории окружающей среды, экологии видов и множества методов NGS и демографического вывода, но также должны будут понять эффекты отбора и изменения скорости рекомбинации в геноме. .Эта интересная задача послужит дальнейшему укреплению связи между популяционной геномикой и филогенетикой.

Реконструкция процессов дивергенции и ретикуляции

Эволюция молекулярных маркеров в эпоху следующего поколения.

Обозначив некоторые ключевые процессы дивергенции и ретикуляции, наблюдаемые с помощью геномных данных, мы теперь задаемся вопросом: как мы реконструируем филогеографическую историю в эпоху NGS? Какие новые практические и аналитические задачи ставит филогеографическая реконструкция повышенная детализация, обеспечиваемая NGS? Взгляд на сравнительную филогеографию CB в северной Австралии проясняет последствия одного из ключевых компонентов любых усилий по реконструкции демографической истории, а именно того, как мы выбираем молекулярные маркеры и необходимость легкого сравнения наборов данных.Для начала мы можем спросить: освободила ли, наконец, NGS филогеографов от ограничений выбора маркеров, предоставив неограниченный доступ к наиболее подходящим маркерам для задаваемых вопросов? Какие комбинации маркеров могут способствовать дальнейшей интеграции филогеографии и филогенетики? В эти еще ранние дни филогеографии следующего поколения выбор маркера все еще в некоторой степени ограничен техническими и ресурсными соображениями и останется таковым до тех пор, пока полногеномное секвенирование людей или, по крайней мере, экземпляров изучаемых кладов не станет обычным делом.Появление нескольких широко используемых платформ NGS и наборов маркеров за последние несколько лет иллюстрирует этот момент. Например, фланкирующие области ультраконсервативных элементов (UCEs) считаются подходящими для филогеографических вопросов, с тем преимуществом, что они изменчивы и их присутствие можно предсказать в неохарактеризованных геномах (101). Другое сравнение (102) обнаружило сходное филогеографическое разрешение между экзонами (выбранными случайным образом из транскриптомов) по сравнению с локусами закрепленного гибридного обогащения (AHE), которые в основном нацелены на консервативные экзоны (96, 97).Захват экзонов эффективно использовался для изучения расходящихся линий как позвоночных, так и беспозвоночных (например, 12, 98, 103) и особенно подходит для извлечения геномных данных из музейных образцов (80, 104, 105).

Вероятно, большинство UCE, AHE или локусов захвата экзонов, которые до сих пор использовались для филогеографии следующего поколения, подвергаются мягкому или даже сильному очищающему отбору. Такой выбор не обязательно является проблемой; в конце концов, большая часть митохондриального генома животных, несмотря на его высокую изменчивость, подвергается очищающему отбору.Однако очищающий отбор, вероятно, уменьшит изменчивость и сместит частотный спектр участков в сторону низкочастотных вариантов способом, подобным, но менее экстремальным, чем селективные зачистки, что приведет к сжатию генных деревьев к концам (106). Имеются также четкие доказательства того, что локусы вблизи экзонов обнаруживают пониженные уровни ILS по сравнению с анонимными областями генома (107). До тех пор, пока исследователи формулируют свои результаты в контексте разнообразия локусов, обнаруженных в геноме, экзоны и UCE, вероятно, останутся мощной силой в филогеографии.Распространенность естественного отбора, особенно для видов с большой эффективной численностью популяции (108), однако, представляет собой силу, с которой филогеографы еще не вполне справились. Возникает вопрос, являются ли какие-либо локусы, используемые в филогеографии в эпоху следующего поколения, действительно нейтральными.

Подход, использующий последовательности ДНК, связанные с сайтами рестрикции, или RAD-seq, является популярным применением NGS в филогеографии и дает большие, но иногда неоднородные матрицы относительно коротких и в основном некодирующих локусов (109), которые часто анализируются в форме SNP.Такие маркеры могут быть мощными мерами филогеографической структуры и, в некоторых случаях, кажутся относительно свободными от сильного отбора (110). Рекомбинация внутри локуса не имеет отношения к SNP, тогда как рекомбинация может создавать проблемы для анализа более длинных локусов, таких как генерируемые захватом мишени и AHE. Локусы RAD-seq менее поддаются построению дерева генов, характерному для филогеографии (78, 111, 112), но лишь немногие локусы NGS любого типа дают деревья генов с высоким разрешением при применении в филогеографической шкале.Сила методов следующего поколения заключается, прежде всего, в создании более независимых локусов, хотя филогенетическая информативность отдельных локусов также играет роль, особенно при реконструкции дерева видов (18). В будущем будет важно сравнить поведение и информативность различных типов маркеров и геномных компартментов в филогеографических условиях (16, 17).

Идеальный филогеографический маркер в эпоху следующего поколения, по-видимому, зависит от задаваемых вопросов и временных и таксономических масштабов, по которым проводятся сравнения.В то время как интроны и анонимные локусы были популярными маркерами на основе последовательностей в эпоху ПЦР (113) и продолжают захватываться различными подходами NGS (79, 114, 115), нацеливание на такие маркеры на основе неограниченных последовательностей мало что продвинулось в исследованиях. эра следующего поколения, предположительно потому, что по сравнению с экзонами (116) такие локусы трудно предсказать и, следовательно, зафиксировать в неизвестных геномах с использованием зондов других видов. В этом заключается конфликт между простотой поиска маркеров и их изменчивостью внутри вида: до тех пор, пока полногеномное секвенирование филогеографических образцов не позволит нам разработать зонды, оптимальные для данного вида и согласованные между таксонами, практичность простого и дешевого захвата больших количество локусов может склонять поле к консервативным локусам.В конечном счете, филогеографы должны учитывать разнообразие типов маркеров даже в рамках отдельных исследований, не только для того, чтобы филогеографическая история различных типов маркеров могла пролить свет друг на друга, но и для беспристрастного изучения геномного разнообразия и истории, что облегчает открытие геномных локусов, лежащих в основе приспособление.

Взгляд на процессы ретикуляции из фрагментов генетического дерева.

Выбросы генетического дерева, такие как выбросы F st , могут быть важными индикаторами ненейтральных или локус-специфических процессов в геноме.Мы использовали недавно предложенный подход выброса генного дерева, KDEtrees (117), для изучения поведения распределений генного дерева в эмпирических филогеографических и низкоуровневых филогенетических наборах данных нескольких типов маркеров (рис. S2 и таблица S4). KDEtrees эффективен при идентификации локусов, которые являются результатом горизонтального переноса генов или являются явными выбросами, такими как деревья генов, созданные деревом видов, отличным от большинства. Однако неясно, как KDEtrees ведет себя при столкновении с локусами, на которые в значительной степени влияют демографические процессы, или как количество выбросов зависит от типа маркера.Хотя размер нашей выборки невелик, наш анализ восьми наборов данных (рис. S2 и таблица S2) предполагает, что многие наборы филогеографических и транскриптомных данных содержат на удивление мало выбросов дерева генов и, таким образом, хорошо соответствуют ожидаемому распределению, основанному на общих закономерностях и уровнях расхождения. Например, учитывая выбранный нами уровень чувствительности (λ = 1,5), для которого мы ожидаем, что примерно 5% генных деревьев будут демонстрировать выбросы просто случайно, ни один из проанализированных нами наборов данных не содержит значительного количества выбросов.В будущем подход KDEtrees и другие методы (118) должны стать полезным инструментом для изучения неоднородности дерева генов внутри наборов данных и между ними.

Методы обнаружения ретикуляции: рекомбинация и интрогрессия

Ретикуляция и филогенетические сети.

Как мы видели, по мере того как филогеография и исследования видообразования начинают широкомасштабно исследовать геномы различных видов, ретикуляция в формах интрогрессии и рекомбинации оказывается гораздо более распространенной, чем предполагалось ранее.Соответственно, основной задачей на будущее является включение ретикуляции в качестве стандартного компонента филогеографического анализа. Многие вычислительные методы, ориентированные на континуум филогеография-филогенетика, неизбежно игнорируют некоторые виды ретикуляции. Ключевые примеры включают модели для оценки видовых деревьев из нескольких несвязанных локусов с использованием модели слияния нескольких видов (MSC) (21). Методы МСК игнорируют два фундаментальных аспекта ретикуляции: рекомбинацию внутри локусов и поствидообразование гибридизации.Некоторые методы MSC (119) известны благодаря моделированию и теоретическим аргументам как устойчивые к ретикуляциям, таким как интрогрессия, особенно когда наборы данных велики и когда интрогрессия ограничена подмножеством локусов. Однако другие методы MSC неустойчивы к таким нарушениям модели (21). Неудивительно, что филогеографам удобнее всего работать с методами MSC из-за сходства предположений, которые они применяют к многолокусным наборам данных. В то же время, благодаря своему знакомству с сетчатыми линиями, филогеографы с наибольшей вероятностью выявят недостатки, возникающие из-за присущих упрощений стандартных моделей MSC.

Концептуально сети включают в себя деревья; сети представляют собой деревья с ретикуляцией (рис. 1 из ссылки 120). Доказательства интрогрессии в масштабе генома возрождают энтузиазм в отношении коалесцентных филогенетических моделей, которые допускают гибридизацию между расходящимися линиями. Несколько недавних наборов филогеномных данных, в том числе наборы данных, анализирующие популяции людей, а также отдаленно родственные линии птиц или млекопитающих (121, 122), отметили сигналы для ретикуляции в форме древней межлинейной гибридизации.Модели филогеномной сети, основанные на MultiSpecies Network Coalescent (MSNC) (36, 123, 124), вероятно, станут важным новым инструментом для филогенетиков в целом и филогеографов в частности. Ранние исследования предполагают, что применение MSNC к геномным последовательностям дивергентных видов даст новое понимание сложных эволюционных историй дивергенции и ретикуляции (125).

Лучшее понимание наличия ретикуляции на уровне популяций не требует использования алгоритмов, требующих больших вычислительных ресурсов.Например, применение более простых тестов интрогрессии и примеси на основе SNP [например, тест «ABBA-BABA» (126)] поможет отметить филогеографические сценарии, которые могут быть более сложными, чем первоначально предполагалось. Хотя им еще предстоит проникнуть в филогеографию немодельных видов, набор недавно разработанных дрейфовых (F) статистических данных, связанных с F-статистикой Райта, но отличающихся от них, обеспечивает простые и мощные показатели для проверки различных моделей истории популяций, таких как связаны ли популяции древовидно [127, 128; рецензия Петра (129)].Инструменты для выбора модели в филогеографии (130–136) также будут иметь решающее значение для определения того, является ли ретикуляция на уровне популяции важной частью изучаемой демографической истории.

Захват неоднородности с помощью последовательного марковского коалесцента.

Рекомбинация внутри локусов нарушает предположения большинства филогеномных анализов, независимо от того, сообщается ли об этом MSC или нет. Отход от предположений MSC может быть особенно резким для наборов данных, состоящих из последовательностей из длинных локусов, по отношению к расстоянию, на котором исчезает неравновесие по сцеплению, которое у многих организмов может быть <1 т.п.н.Одно симуляционное исследование, изучающее влияние рекомбинации внутри локуса (без интрогрессии) на эффективность методов дерева видов (37), обнаружило небольшой эффект, и то только на очень коротких деревьях, что типично для наборов филогеографических данных. Однако Поттер и др. (12) наблюдали неконгруэнтные и менее разрешенные деревья видов среди линий C. amax (как в ) при использовании полноразмерных экзонов по сравнению с самыми длинными нерекомбинирующими сегментами этих локусов. Тем не менее, филогеография не чужда рекомбинации внутри локуса.Несколько филогеографических моделей были адаптированы для включения рекомбинации (137, 138) с использованием информации из частотного спектра совместных сайтов среди локусов и других данных. Если это оправдано, такие модели могут быть адаптированы к методам MSC и MSNC, чтобы учесть рекомбинацию внутри локуса. Кроме того, появилось несколько постгеномных филогеографических моделей, которые включают рекомбинацию через последовательное марковское слияние, новый подход, который моделирует слияние сайт за сайтом вдоль генома, используя вариации паттернов сайтов среди связанных SNP (139-141).Последовательно-марковские коалесцентные модели имеют очевидное применение в традиционных методах деревьев видов и могут снять давние опасения по поводу рекомбинации. Последним средством решения проблемы рекомбинации внутри локуса в филогеографии является использование данных SNP, которые устраняют рекомбинацию внутри локуса. Филогеографические модели, использующие данные SNP, были доступны в течение ряда лет (например, 142, 143), а некоторые методы MSC (144, 145) теперь используют связанные или несвязанные данные SNP для оценки филогенетических деревьев без явной оценки составляющих деревьев генов.Остается выяснить, компенсируется ли ограниченная генеалогическая информация в SNP большим количеством SNP, которые могут быть собраны в типичных наборах филогеномных данных.

Заключение

Филогеография прошла долгий путь от своих истоков анализа отдельных генных деревьев по всей географии (1). Сложный статистический вывод, интеграция с пространственным моделированием, выбор модели, оценка параметров, а теперь и доступ к данным о последовательностях или SNP для тысяч локусов — все это чрезвычайно обогатило эту область.Будет интересно посмотреть, насколько близко филогеографы будущего будут придерживаться его концептуальных корней, «моста митохондриальной ДНК», отраженного в генных деревьях, эмпирически полученных из данных ядерной последовательности. С одной стороны, широкая ретикуляция в форме рекомбинации и удобство анализа большого количества несцепленных SNP с помощью быстрых параметрических тестов могут открыть эру филогеографии за пределами генных деревьев или, по крайней мере, эру, которая их признает. только неявно, через связи с теорией коалесцента (146, 147).С другой стороны, некоторые из популярных в настоящее время методов захвата локуса демонстрируют перспективы для захвата генетического разнообразия в форме генных деревьев, даже если они слабо разрешены на более низких таксономических уровнях. Что кажется очевидным, так это то, что подходы следующего поколения подталкивают филогеографию к будущему, в котором доминируют SNP или данные о последовательностях для тысяч локусов, положительное развитие, которое, как мы полагаем, поможет соединить континуум филогеография-филогенетика, как это предусмотрено Avise et al. (1).

В будущем мы можем ожидать интеграции филогеографии с более глубоким пониманием организации и параметров генома, таких как изменение скорости рекомбинации в геноме (46).Мы также можем ожидать продолжения интеграции филогеографии с биологией видообразования и с анализом адаптивной изменчивости, включая ассоциации фенотип-генотип (13). Почти по определению филогеография сохранит свои отличия от родственных дисциплин, таких как популяционная генетика, благодаря своему акценту на широкой географической выборке и естественно-историческому происхождению вопросов, на которые она пытается ответить. Одна из захватывающих черт филогеографических исследований — это способность исследователей осваивать передовые технологии, которые теперь делают возможными вариации всего генома, но при этом сохраняют исследовательский полевой дух, который мотивировал эту дисциплину с момента ее зарождения.С таким подробным представлением о геномных вариациях в разных географических регионах ретикуляция, вероятно, будет вездесущей, подталкивая филогеографию к тому, чтобы заново изобретать себя, подвергать сомнению ее основы и стремиться к новым синтезам.

Spire Jewellers: Ретикуляция

Изображенный здесь кулон был изготовлен с использованием ювелирной техники, известной как ретикуляция. Ретикуляция — одна из самых приятных, но случайных вещей, которые можно сделать с металлом. Хотя некоторые золотые сплавы могут иметь сетчатую структуру, я использую традиционную смесь чистого серебра и меди 800/200 (стерлинговое серебро — это чистое серебро 925/75/медь) для изготовления изделий, а затем получаю их. (или их части), которые мне нравятся, отлиты из золота.Давным-давно, когда я впервые начал делать сетчатые детали, мне пришлось делать свой собственный сетчатый сплав для работы. Теперь, когда многие необычные техники, которыми я пользовался в течение 40 лет, стали более популярными, мой аффинажист фактически предлагает для работы сетчатое серебро. Этот процесс занимает много времени, так как вам придется нагревать и травить (бросать металл в ванну с кислотой) несколько раз (10-20 раз), чтобы создать слой тонкого (чистого) серебра на поверхности. Это означает, что температура плавления поверхностного металла выше, чем металла под ним.После завершения процесса нагрева/травления кусок металла нагревают до тех пор, пока металл под ним не начнет плавиться. Если вам повезет, вы действительно сможете контролировать движение металла, когда расплавленный металл начнет складываться сам по себе, но верхний слой остается несколько жестким. Если вам не повезет, вы все равно можете получить много интересных результатов. А если совсем не повезло, то вообще не работает и просто скатывается в расплавленную массу металла. (Попробуйте это для скороговорки: прокатка расплавленной массы металла!)

После того, как серебряный кусок готов, я обычно вырезаю фигуру, которую хочу (иногда реальную форму куска, который я хочу, иногда больший размер, который я могу вырезать). на более мелкие части).Затем они отправляются в мою литейную компанию, которая изготавливает слепок изделия и присылает мне несколько хороших отливок из 18-каратного или 22-каратного желтого золота. Подвеска выше была сделана, потому что недавно ко мне пришел старый клиент с сетчатыми серьгами, которые я сделал некоторое время назад, и он хотел подходящую подвеску. Я сделал один для него и положил тот, что выше, в свои чемоданы. Я также в настоящее время пытаюсь придумать сетчатые обручальные кольца для футляров. Я еще не получил металл, который делает то, что я хочу (у меня есть несколько таких катящихся расплавленных масс металла, валяющихся вокруг) для колец, но как только я это сделаю, я опубликую фотографию.Фотография выше, кстати, сделана благодаря моей новой помощнице Кэди, которая, как оказалось, гораздо более опытна, чем я, в фотографии (ну, почти все более опытны в этом, чем я, но Кэди довольно хороша и имеет часть временная работа, на самом деле занимающаяся фотографией).

Какое-то время я ничего не писал, потому что по-прежнему загружен работой. Однако есть некоторый конец в поле зрения, и я надеюсь получить несколько новых статей в ближайшее время. Я планирую сделать еще одну статью о продаже/утилизации ваших украшений, так как в наши дни это постоянная тема в магазине, и я все еще надеюсь опубликовать статью об опалах.На самом деле у меня есть несколько новых опаловых сережек, которые Кэди сфотографировала для меня, и они могли бы стать хорошим заголовком для нее, так что дайте мне посмотреть, что я могу сделать. У меня также есть несколько новых сережек из жемчуга Южных морей, на которых у меня также есть красивая фотография — они будут хедлайнерами, о чем будет следующая статья.

Изделие, изображенное выше, изготовлено из 18-каратного желтого золота с четырьмя бриллиантами весом 0,03 карата. идеальная огранка, цвет «E», чистота VS. Приходите в магазин, если хотите увидеть его лично.

Сетчатая эволюция повсюду | SpringerLink

Авторы этого тома представляют современные данные и теории.Они иллюстрируют механизмы и процессы, рассматривая тематические исследования сетчатой ​​эволюции, происходящие на разных этапах жизни; очерчивая исторический контекст открытия, в котором впервые были обнаружены сетчатые эволюционные механизмы; и объясняя, как сетчатая эволюция бросает вызов некоторым классическим принципам стандартной эволюционной неодарвинистской парадигмы.

Дуглас Зук , десятилетний бывший президент Международного общества симбиоза (http://iss-symbiosis.org/) и первый курс наследницы Линн Маргулис по симбиозу, который она разработала в Бостонском университете, обеспечивает современное состояние исследований симбиоза. Он дает новое определение симбиоза как «приобретение организма(ов) другим, непохожим организмом(ами), и в результате последующей долгосрочной интеграции возникают новые структуры и метаболизм(ы)».

В своей главе «Симбиоз: соавтор эволюции» автор использует общий экологический подход и подробно описывает, как биосфера (глобальная экосистема, охватывающая обитаемые зоны жизни) является продуктом тесных симбиотических взаимодействий между живыми организмами и абиотическая среда.Организмы с самого начала и на протяжении миллиардов лет играли решающую роль в эволюции земной атмосферы и ее биомов посредством процессов биоминерализации, литификации (образования горных пород), а также помогая и поддерживая важнейшие биохимические циклы, такие как азотный цикл. , кислородный и углеродный цикл.

Начиная со строматолитов, Зук реконструирует раннее происхождение жизни и объясняет, как события первичного, вторичного и третичного симбиоза сформировали раннюю эукариотическую жизнь.Автор объясняет, почему такие понятия, как «мутуализм», «паразитизм» и «комменсализм», устарели. Концепции подразумевают «компартментализацию», тогда как Зук понимает симбиоз как соавтора эволюции. И симбиоз, и естественный отбор являются основными механизмами, посредством которых развивается огромное биоразнообразие жизни, и он объясняет, почему симбиоз и естественный отбор не являются взаимоисключающими понятиями.

Автор принимает концепцию «холобионта» Маргулиса, обозначающую новое существо, образующееся в результате симбиотической ассоциации, как новую единицу эволюции.Концепция голобионта также играет решающую роль в теории гологенома Розенберга, которая объясняет, почему голобионты являются новыми единицами отбора , а Зук подробно описывает, как отбор голобионтов приводит к быстрой адаптации и повышению приспособленности.

Зук заканчивает главу выдержками из неопубликованного видеоинтервью, которое он провел с Линн Маргулис о том, как она понимает связь между стандартной неодарвинистской парадигмой и эволюционным симбиогенетическим взглядом на жизнь.

В своей главе «Можем ли мы понять эволюцию без симбиогенеза?», Франсиско Каррапико , один из бывших секретарей Международного общества симбиоза, понимает симбиогенез как эволюционный механизм, имеющий решающее значение для понимания биоразнообразия, а также процессов видообразования.

Каррапико делится своими поистине энциклопедическими знаниями о богатой истории, предшествовавшей исследованию симбиоза и симбиогенеза, и рассказывает, когда такие понятия, как «консорциумы», «комменсализм», «паразитизм», «мутуализм», «симбиоз» и «симбиогенез» впервые введенные во времени, а также то, как они были переопределены на протяжении веков. Он объединяет многочисленных ученых-первопроходцев, в том числе Симона Швенденера, Генриха Антона де Бари, Пьера-Жозефа Ван Бенедена, Альберта Бернхарда Франка, Андреаса Шимпера, Константина Мережковского, Андрея Фаминцына, Германа Райнхаймера, Поля Портье, Ивана Валлина, Бориса Козо-Полянского, Линна Маргулис и многие многие другие.

Каррапико систематически демонстрирует сложные эпистемологические отношения между симбиологами, дарвинистами и неодарвинистами, в результате чего исследования симбиоза развивались параллельно и в основном за пределами стандартной эволюционной парадигмы. Неправильное восприятие теории симбиоза учеными-неодарвинистами объясняется тем, что обе парадигмы придерживаются разных представлений о природе организма, видовой специфичности, сотрудничестве и взаимодействии, а также об общей роли, которую экология играет в понимании эволюции жизни.Автор прослеживает возникновение этих идей и помещает их в противоположные социально-политические идеологии XIX века.

Каррапико заканчивает тем, что дает рекомендации о том, как можно переосмыслить эволюционную парадигму, чтобы включить важные результаты, полученные в результате исследований симбиоза и симбиогенеза, и автор призывает к более полному и более глубокому пониманию эволюции жизни. Симбиоз приводит к « синергиям » и обеспечивает эволюцию « консорциумов» , которые можно охарактеризовать как «симбиогенные суперорганизмы», которые автор определяет как «новые сущности или консорциумы, образованные путем интеграции индивидуальных организмов, которые обладают характеристики, которые выходят за рамки суммы индивидуальных свойств каждого элемента ассоциации, приводя к развитию новых свойств и способностей как единого целого.Он иллюстрирует эту концепцию, рецензируя свою собственную работу о Azolla , водном папоротнике, поддерживающем симбиотические отношения с микроорганизмами, населяющими полости его листьев.

(Эндо)симбиоз не является явлением, ограниченным эволюцией типов клеток организма, связанных с четырьмя эукариотическими царствами. Скорее, симбиологи согласны с тем, что симбиоз продолжает влиять на видообразование. Однако события видообразования редко наблюдаются в природе, и поэтому ученые-неодарвинисты или симбиологи должны сочетать наблюдательные знания с теорией, чтобы объяснить, как естественный отбор, или симбиоз, или и то, и другое могут способствовать видообразованию.Симбиологи быстро наверстывают упущенное, предлагая концепции новых видов, а также теоретические сценарии того, как симбиоз может привести к видообразованию.

Биологи-эволюционисты Витор Фариа и Элио Сусена подробно описывают, как эндосимбиоз влияет и способствует видообразованию как хозяев, так и симбионтов. Они объясняют, как, в частности, внутриклеточная коэволюция между факультативными эндобактериями и их хозяевами-насекомыми может способствовать быстрому фенотипическому изменению и видообразованию потомства хозяина.В своей главе «Новые эндосимбиозы как катализатор быстрого видообразования» авторы предлагают пятиэтапный сценарий появления новых линий хозяев. Факультативные бактериальные эндосимбионты эукариотических организмов передаются не только горизонтально, они часто передаются вертикально среди представителей вида-хозяина. Как таковые, они становятся определяющей чертой фенотипа линии хозяина и влияют на приспособленность своего хозяина.

Прототипом является Wolbachia, род бактерий, которые поддерживают паразитические и взаимные симбиотические ассоциации со многими видами насекомых. Wolbachia часто передается вертикально через яйца самок и влияет на репродуктивный успех как самцов, так и самок насекомого-хозяина, отключая или активируя сексуальную совместимость. Фариа и Сусена подробно описывают, как эндосимбионты, такие как Wolbachia , влияют либо на «направленный», либо на «деструктивный отбор» своего хозяина среди его сородичей. При разрушительном отборе возможность хозяина спариваться со своими сородичами снижается из-за присутствия эндосимбионта; при направленном отборе способность хозяина спариваться с сородичами увеличивается за счет присутствия эндосимбионта.В обоих случаях симбионты хозяина создают барьеры, облегчающие быстрое видообразование путем симбиоза.

Помимо Wolbachia , Фариа и Сусена иллюстрируют свое предположение о том, как видообразование путем эндосимбиоза может происходить, на многочисленных практических примерах совместной эволюции между хозяином и эндосимбионтом, влиянии приспособленности факультативных эндосимбионтов, горизонтальной и вертикальной передаче симбионтов между хозяевами. и индуцированные эндосимбионтами фенотипические и генотипические новизны.

В главе, посвященной историческим и эпистемологическим взглядам на то, какой вклад в наше понимание эволюции вносят механизмы латерального переноса генов, Натали Гонтье сначала делает обзор того, как латеральный перенос генов привлек внимание более широкого академического сообщества благодаря результатам, полученным от молекулярных филогенетика.В начале 1990-х годов методы секвенирования видового генома, а также сравнение рибосомных РНК различных таксонов привели к введению трехдоменной классификации жизни Карла Вёзе. Такие исследования также показали, что латеральный перенос генов и симбиозы происходят в изобилии, и такие ученые, как Gogarten (2000), Doolittle (2000) и Bapteste et al. (2005), среди прочего, впоследствии начали подвергать сомнению стандартную неодарвиновскую иконографию древа жизни. Ученые представили новые метафоры, такие как «паутина жизни» и «сеть жизни», которые, в свою очередь, расстроили неодарвинистов, таких как Ричард Докинз, Джерри Койн и Дэниел Деннет.Последовали полемические дебаты в различных журналах и СМИ. Гонтье анализирует эту полемику и помещает ее в исторический и эпистемологический контекст.

Во второй части своей главы она рассматривает основные механизмы горизонтального переноса генов как у про-, так и у эукариот. Гонтье прослеживает идентификацию бактериальной трансформации, трансдукции и бактериальной конъюгации до досинтетических времен, когда открытия были сделаны Фредериком Гриффитом, Освальдом Эйвери, Колином МакЛаудом, Маклином Маккарти, Нортоном Зиндером, Джошуа Ледербергом, Эдвардом Татумом, Барбарой МакКлинток, Франсуа Джейкобом и многие другие улучшили свои знания в области бактериологии, иммунологии и болезней.Она исследует, почему эти явления долгое время считались биомедицинскими особенностями, а не подлинными эволюционными механизмами, имеющими отношение к пониманию эволюции жизни.

То, что горизонтальный перенос генов происходит в изобилии, не вызывает разумных сомнений, но многие механизмы, с помощью которых гены передаются между видами эукариот, остаются неясными. Тем не менее становится все более очевидным, что симбиозы, симбиогенез и гибридизация действуют как посредники латерального переноса генов, и Гонтье исследует, как современные ученые пытаются идентифицировать повторяющиеся закономерности и механизмы.Попутно она определяет, где и как полученные результаты противоречат конкретным принципам, выдвинутым основателями современного синтеза.

В главе «Плазмиды: истории концепции» историк науки и молекулярный биолог Уильям С. Саммерс описывает контекст открытия плазмид и рассматривает, как определения плазмид и связанных с ними концепций, таких как эписомы, изменились за последние десятилетия. .

Биологам потребовалось некоторое время, чтобы определить точную природу наследственных частиц и где такой наследственный материал хранится внутри клетки.Саммерс подробно описывает, как первые наблюдения митоза и мейоза привели к формулированию теории хромосом и теории генов, и как обе они объединились, заставив ученых предположить, что «менделевские факторы» или «гены» расположены на хромосомах и передаются вертикально от родителей потомству. Тем не менее цитологи также наблюдали цитоплазматический (латеральный) перенос нехромосомных биохимических веществ, «плазмагенов», что заставило их ввести теории цитоплазматического наследования.Одним из таких цитоплазматических биохимических веществ, которые могут переноситься латерально, является бактериальная плазмида, которая, как мы знаем сегодня, состоит из кольцевой ДНК. Бактериальная конъюгация включает латеральный перенос плазмидной нити от донора к реципиентной бактерии.

Саммерс подробно описывает, как работа над бактериями E. coli , проведенная Джошуа и Эстер Ледерберг, Эдвардом Татумом, Луиджи Лукой Кавалли-Сфорца, Уильямом Хейсом и Алланом Кэмпбеллом, привела к идентификации плазмид и их латеральной передачи путем бактериальной конъюгации.Концепция плазмиды была впервые введена Джошуа Ледербергом в 1952 году, за год до распутывания двойной спирали, для обозначения «внехромосомных наследственных частиц». Статья Ледерберга носит название «Клеточная генетика и наследственный симбиоз», и он понимает бактериальную конъюгацию как один из типов наследственного симбиоза.

Саммерс описывает, как исследования по переносу плазмид уступили место открытию фактора фертильности (F-фактора), необходимого для индукции бактериальной конъюгации, и как стало ясно, что генетический обмен также может происходить между плазмидной ДНК и хромосомной ДНК (например,g., в штаммах Hfr, где F-фактор становится частью генома E. coli ).

В 1958 году Франсуа Джейкоб и Эли Воллман ввели понятие эписомы для идентификации «генетических элементов, которые необязательно связаны с хромосомами клетки». концепция плазмиды была предпочтительнее концепции эписомы.

Бактерии и, в меньшей степени, археи содержат множество плазмид, которые не подлежат передаче.Тем не менее, некоторые из них могут быть мобилизованы другими конъюгативными плазмидами, находящимися внутри клетки-хозяина, но около 48 % протеобактериальных плазмид не являются ни конъюгативными, ни мобилизуемыми и, таким образом, всегда не переносимыми. Эти непередаваемые плазмиды содержат гены, которые не являются существенными для бактериального хозяина, и бактерии иногда теряют эти плазмиды с течением времени или плазмиды претерпевают значительную потерю генов. Тем не менее многим удается сохранить свои позиции. Это ставит интересную научную загадку: являются ли плазмиды «эгоистичными генами», которые влекут за собой затраты на приспособление для их бактериальных хозяев, и если да, существует ли отбор против присутствия этих непередаваемых плазмид в сторону клеток без плазмид; или вместо этого существует отбор в сторону поддержания симбиотических отношений между хозяином и плазмидой?

В своей главе «Симбиоз между непереносимыми плазмидами и прокариотическими клетками» Франсиско Дионисио, Жоао Алвес Гама и Андре Ф.P. Carvalho подробно описывает, как прокариотические организмы поддерживают симбиотические отношения с неконъюгативными плазмидами и как может происходить отбор для поддержания таких отношений. Изучая селективные механизмы, лежащие в основе стабильных симбиотических ассоциаций между хозяином и непередаваемой плазмидой, биологи предлагают новые средства для понимания сложного взаимодействия между симбиозом и естественным отбором.

Из этой главы мы узнаем, что существует больше связей между тем, как неодарвинисты и символологи подходят к своему предмету исследования.Дионисио, Алвес Гама и Карвалью применяют социобиологию, особенно «теорию общественных благ», к бактериям. Образно говоря, бактерию, укрывающую плазмиды, можно рассматривать как общественный объект или общественное пространство, где различные плазмидные индивидуумы (товары публичного объекта) конкурируют за ресурсы (товары хозяина), а также за занятие этого пространства, предоставляемого хозяином. . Самое главное, что сама эта общественная организация также устанавливает правила относительно того, кто может занимать нишу и как заполняется пространство.Читатель знакомится с несколькими сценариями компромиссов и уравнениями затрат и выгод, которые помогают концептуализировать симбиотическую связь между плазмидами и их хозяином на уровне микроорганизмов.

Эколог болезней Каэтано Соуто-Майор объясняет, как симбиоз и латеральный перенос генов обеспечивают инновационные способы, с помощью которых мы можем понять (1) отношения хозяин-симбионт, (2) отношения симбионт-патоген и (3) патоген-хозяин отношения как имеющие решающее значение для передачи инфекционного заболевания.Многие болезни передаются переносчиками, т. е. симбиотическими организмами, содержащими патогены, которые, в свою очередь, заражают хозяина симбионта. Когда эти переносчики выдерживают длительные симбиотические ассоциации с хозяином, как вектор (симбионт), так и патогены (находящиеся внутри симбионтов и воздействующие на хозяина) могут вертикально передаваться по линии хозяина.

В своей главе «Взаимодействия хозяин-симбионт-патоген-хозяин: Wolbachia, переносчики патогенов человека и важность количественных моделей многосторонней коэволюции» автор освещает несколько тематических исследований.Различные виды комаров и червей, которые паразитируют на людях, часто сами переносят различные бактериальные штаммы, такие как Wolbachia , или вирусы, такие как вирус денге, и оба могут вызывать заболевания у людей. Инфекция Wolbachia связана с различными заболеваниями человека, включая речную слепоту (van den Hurk et al. 2012) и слоновость (лимфатическое заболевание, характеризующееся отеком нижних конечностей). Вирус денге вызывает лихорадку денге, тропическое заболевание крови, которое вызывает сыпь, гастроэнтерит, мышечные и суставные боли и потенциально смертельную лихорадку, а также потенциально смертельный геморрагический шок (неконтролируемое выделение крови из вен, приводящее к сильным кровотечениям).

Wolbachia обеспечивают комару-хозяину защиту от заражения вирусом денге, но Wolbachia также наносит вред комарам, снижая их приспособленность и вмешиваясь в половое созревание яиц самок комаров (Kozek and Ramakrishna 2007; Hurst et al. 1999). Комары, инфицированные Wolbachia , снижают вероятность того, что вирус денге заразит комаров и что они, в свою очередь, заразят людей лихорадкой денге через укусы комаров.

Были внедрены экспериментальные проекты, в рамках которых ученые намеренно заражают комаров, склонных к инфекции денге, штаммами Wolbachia , которые безвредны для человека (см., например, http://www.eliminatedengue.com). Впоследствии этих комаров выпустили в природу в надежде искоренить лихорадку денге среди людей. Подобные эксперименты также проводились с целью уменьшить распространение желтой лихорадки и вируса чикунгунья (van den Hurk et al.2012), а также вирус Западного Нила (Hussain et al. 2013), которые передаются комарами. Такая генная инженерия может помочь устранить инфекционное заболевание.

Souto Maior, кроме того, подробно описывает несколько случаев горизонтального переноса генов между геномом Wolbachia и ядерным геномом хозяина. Чтобы понять эти запутанные и сложные горизонтальные взаимодействия между хозяевами, симбионтами и патогенами, автор иллюстрирует, насколько важно развивать трех- и многочастную популяционную динамику.Эволюционные модели, по мнению автора, должны включать экологические, иммунологические и эпидемиологические объяснения взаимодействий хозяев, симбионтов и патогенов. Кроме того, он подчеркивает, что большинство инфекций происходят стохастически и дрейфуют в большей степени, чем теория естественного отбора должна лежать в основе популяционной генетики и симбиологии, а также эпидемиологии или распространения болезней.

В главе «Эволюция микробиома человека и влияние на здоровье человека, инфекционные заболевания и эволюция гоминидов» антрополог Лаура Вейрих приводит примеры исследований эволюции микробиома человека.Древние фекалии (копролит) дают представление об эволюции микробиома кишечника человека, а кальцифицированный зубной налет дает информацию о различных микроорганизмах, населявших полость рта. Вейрих демонстрирует сложную коэволюцию образа жизни, микробиома, здоровья и болезней.

Она начинает свою главу со сравнения микробиома человека с микробиомом наших ближайших ныне живущих родственников, шимпанзе и бонобо, чтобы реконструировать микробиом наших последних общих предков.Впоследствии она сравнивает поступающие данные о микробиомах западного урбанизированного и коренного населения. Ее общий вывод состоит в том, что микробиом экологически детерминирован: когда популяции живут в одной среде и, следовательно, в одних и тех же пищевых ресурсах, они имеют один и тот же микробиом.

Затем автор обращается к более древним человеческим линиям. Используя методы секвенирования следующего поколения (особенно мета-штрихкодирование), Вейрих вместе со своими коллегами из Австралийского центра древней ДНК смогли определить изменения в микробиоме ротовой полости человека за последние 8000 лет.Они обнаружили, что особенно неолитическая революция (зарождение сельского хозяйства около 7500 лет назад) и промышленная революция (которая произошла около 200 лет назад) серьезно изменили микробиом ротовой полости человека, в основном в негативном ключе.

Внедрение сельского хозяйства знаменует собой переход от образа жизни охотников-собирателей к более оседлому образу жизни, характеризующемуся одомашниванием и выращиванием сельскохозяйственных культур. В то время как внедрение сельского хозяйства часто характеризуется как «большой скачок вперед», Вейрих демонстрирует, что охотники-собиратели жили гораздо лучше в плане здоровья, чем ранние земледельцы.Древние биопленки даже позволяют Вейриху сделать вывод о том, когда бактериальные патогены вовремя проникли в микробиом человека, и, таким образом, сделать вывод, когда определенные болезни начали преследовать человечество; и она может отследить коэволюционный процесс микробиома и иммунной системы человека.

Промышленная революция характеризовалась изобретением машин, которые, в свою очередь, позволили производить промышленные продукты питания, а также сохранять продукты питания путем пастеризации, стерилизации или консервирования.Загрязненный воздух от заводов и отравление металлами — некоторые из негативных последствий, в то время как, с другой стороны, индустриализация также знаменует собой конец голода, который веками характеризовал западные общества. Эти события также проявляются в сдвигах в составе микробиома человека, и данные показывают сложную комменсалистскую коэволюцию между людьми-хозяевами и микробными сообществами.

В заключительных частях своей главы Вейрих рассматривает, как гибридизация, которая произошла между ранними видами Homo sapiens и неандертальцами и денисовцами (сестринскими таксонами неандертальцев), повлияла на эволюцию человеческого микробиома, и как микробиомы различных видов, в свою очередь, способствовала успешной гибридизации.Короче говоря, микробиом человека способствует физическому здоровью, инфекционным заболеваниям, успешной адаптации, гибридизации и, возможно, вымиранию и видообразованию.

Майкл Арнольд, братья Аманда, Дженнафер Хэмлин, Сунни Тейлор и Ноланд Мартин также переносят нас в Царство животных и пишут о  Дивергенция-с-потоком-геном-что придумали люди и другие млекопитающие. Авторы определяют дивергенцию с потоком генов как «эволюцию дивергентных популяций с некоторым количеством продолжающегося генетического обмена между ними» и понимают эту концепцию как альтернативу понятию гибридизации, которое исторически вызывает негативные коннотации и предположения о стерильности гибридов или предположения о том, что гибриды генотипы индуцируют генетическую нагрузку на своего носителя.Авторы показывают, что эти предположения несостоятельны. Кроме того, «расхождение с потоком генов» позволяет включать новые исследования симбиоза и латерального переноса генов.

Арнольд и соавторы доказывают, что дивергенция с потоком генов широко распространена в жизни животных. Чтобы доказать свою правоту, авторы решили сбить нас с толку многочисленными исследованиями и научными доказательствами дивергенции с потоком генов, о чем сообщалось в научных работах с 2008 года. Они, в частности, сосредоточены на линии млекопитающих и включают данные о наших собственных видах. , Homo sapiens .

Авторы дают впечатляющую линейку, которая начинается с кооптации ретровирусной ДНК в ранних линиях млекопитающих и роли, которую эти вирусы играют в формировании плаценты. Пробираясь по древу млекопитающих, они иллюстрируют дивергенцию потока генов у сумчатых, мышей, крыс, бурундуков, зайцев и кроликов, землероек, норок, полярных кошек, белых и бурых медведей, пантер, диких кошек, кабанов и домашних свиней, антилоп гну. , серна, олени, морские млекопитающие, лошади и летучие мыши.Обращаясь к приматам, Арнольд и соавторы отмечают, что «клада в целом является богатым источником примеров сетчатой ​​эволюции». От лемуров до обезьян Старого Света существуют многочисленные доказательства спаривания между таксонами. В нашей собственной линии Homo произошло смешение нескольких подтаксонов: произошло смешение между Homo sapiens и H. neanderthalensis , а также различные человеческие субпопуляции интрогрессировали с более архаичными видами, тем самым включив денисовские гены, а также в настоящее время неопознанные меланезийские, африканские и европейские линии архаичных H.сапиенс . Авторы подчеркивают, что «эти данные опровергают гипотезу о простой замене архаичных форм нашими видами и вместо этого поддерживают сценарий взаимного притяжения и генетического обмена, ведущий к человеческому геному, который представляет собой мозаику недавних и древних последовательностей ДНК».

Их тематические исследования показывают, что дивергенция с потоком генов происходит в большом количестве и быстро. Повторная дивергенция с потоком генов, как правило, не приводит к бесплодию. В большинстве случаев дивергенция с потоком генов вместо того, чтобы создавать генетическое бремя для смешивающихся видов, увеличивает успешное выживание, а также видообразование, происходит больше, чем симпатрическое или парапатрическое видообразование, а дивергенция с потоком генов способствует биоразнообразию.

Авторы заключают, что ретикулярная эволюция не ограничивается латеральным переносом генов между прокариотами и гибридизацией между растениями, она также в изобилии встречается у животных как за счет дивергенции с потоком генов, так и за счет латерального переноса генов. Попутно авторы также знакомят читателя с новым научным жаргоном, а также с рядом инновационных методов и методологий, с помощью которых ученые могут, вне всяких разумных сомнений, обосновать понимание генетического обмена не как линейного, а как сетчатого и «сетевого». подобно.”

Эволюционная биология значительно продвинулась вперед, приняв биоинформатику и общие вычислительные подходы, которые помогают проверять эволюционные гипотезы, а также моделировать эволюционные сценарии. В своей главе «Мультисетовая модель многовидовой эволюции для решения больших вводящих в заблуждение проблем» Луис Коррейя и Антонио Мансо демонстрируют, как можно искусственно моделировать сетчатую эволюцию.

В предыдущей работе авторы разработали мультимножественный генетический алгоритм (MuGA), который позволяет моделировать эволюцию конкурирующих множественных видов.Вместо того, чтобы изображать популяции как набор особей, в MuGA популяции представлены как мультимножества (мультипопуляции), и операторы исследуют мультимножества для оптимизации задач. Такие мультимножества не встречаются в естественном мире, но модели интересны для изучения инженерных задач.

В этой главе они представляют вариант своей модели SMuGA, которая представляет собой новый подход к искусственному симбиозу. Модель объединяет симбиоз и латеральный перенос генов с MuGA для моделирования совместных коэволюционных и симбиотических отношений между хозяевами и паразитами.

Их модель способна имитировать симбиотическое сотрудничество между одним хозяином и несколькими симбионтами. В частности, они моделируют, как один хозяин получает генетический материал от нескольких паразитов с различной длиной генома, и моделируют взаимодействие между несколькими паразитами и хозяином. Они могут исследовать, как искусственная симбиогенетическая эволюция позволяет оптимизировать вызовы приспособленности, тем самым ускоряя оптимизацию ложных задач.

Модель имеет две фазы: на первой фазе генерируются симбиотические взаимодействия и существует конкуренция за состав следующего поколения популяции хозяина, а на второй фазе хозяева и паразиты сначала развиваются независимо, но паразиты вычисляют свои собственные фитнес, основанный на фитнесе хоста, который позволяет вычислять успешное сотрудничество, а не создавать их.Таким образом, симбионты могут «оценивать» и «исследовать» своего хозяина.

В общем, сложно смоделировать реальные события из-за их сложности. Симбиоз, симбиогенез и латеральный перенос генов создают дополнительные проблемы и вызовы, которые необходимо решить разработчикам моделей, не в последнюю очередь из-за многочисленных дополнительных отношений, которые необходимо ввести в систему. Авторы представляют инновационную модель, а также новые методы и методологии для моделирования сложных взаимодействий и интеграции симбионтов и их генов в организм хозяина.

СЕЗОН орошения и переменное применение

Когда начинается сезон полива?

В соответствии с разделом 5 Кодекса города, глава 17-5, устанавливающим сезон наружного орошения, заместитель городского инспектора по общественным работам и службам Тайлер Палмер консультируется с соответствующим персоналом, исследует информацию о температуре и осадках, чтобы определить дату начала каждого сезона. .

Сезон 2021 года завершится 1 октября.

Примечание: Полив непроницаемых поверхностей всегда запрещен.

Что такое сезон полива?

В 2007 году городской совет принял новое Постановление об экономии воды. Первое постановление об охране окружающей среды было принято городскими властями в 2004 году. С тех пор это постановление превратилось в постановление 2007 года с двумя основными поправками:

  1. Объявленный сезон наружного орошения: Разрешенные даты сезона наружного орошения будут меняться каждый год и будут зависеть от климата текущего года. Посещайте этот веб-сайт каждый год, чтобы узнать, в какие месяцы вам разрешено поливать.Наружный полив запрещается в любое время, кроме объявленного Сезона наружного полива.

    В отношении нового ландшафтного дизайна подайте заявку в Департамент водных ресурсов: Заявление о расхождении

  2. Запрещает полив непроницаемых поверхностей:  Примеры непроницаемых поверхностей включают гравий, асфальт, бетон, кирпич или их комбинацию. Убедитесь, что ваши разбрызгиватели не распыляют воду на тротуар или улицу. Чтобы получить помощь в обеспечении эффективной работы вашей системы, ознакомьтесь с Разрешением по отходам воды.

Пожалуйста, обратитесь к этой таблице, чтобы уточнить, когда вы можете и не можете поливать:

City предлагает различное оборудование и советы, которые помогут вам в достижении ваших целей в области эффективного ландшафта.

Жителю Москвы

Мы здесь, чтобы помочь вам! Город Москва предлагает жителям Москвы бесплатные уличные водосберегающие устройства. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашими предложениями на веб-странице программы бесплатных подарков. В городе есть программа Wisescape , которая помогает людям повысить эффективность своего ландшафта.Не стесняйтесь обращаться к нам с любыми вопросами или проблемами.

Для специалистов по ирригации

Пожалуйста, сообщите своим клиентам, что их контроллеры автоматического полива должны быть включены только во время объявленного сезона наружного полива. Пожалуйста, продолжайте работу в обычном режиме в отношении установки, включения клапанов, тестирования, обслуживания и т. д. автоматической системы орошения вашего клиента.

Кабель и ретикуляция — в чем разница?

кабель | ретикуляция |

В качестве существительных разница между

кабелем и ретикуляцией заключается в том, что кабель ( этикетка ) ​​представляет собой длинный объект, используемый для физического соединения, в то время как ретикуляция представляет собой сеть пересекающихся линий, прядей, кабелей или трубы.

В качестве глагола

кабель должен обеспечить кабель(и).

Существительное

( существительное )
  • (метка ) Длинный объект, используемый для установления физического соединения.
  • # Прочная проволока или веревка большого диаметра, или что-то похожее на такую ​​веревку.
  • # Сборка из двух или более сложенных канатов.
  • # Сборка из двух или более проводов, используемая для передачи электроэнергии или передачи данных; один или более и/или весь могут быть изолированы.
  • # ( label ) ​​Тяжелая веревка или цепь толщиной не менее 10 дюймов, используемая для швартовки или постановки на якорь корабля.
  • (связь) Система для передачи телевизионных или интернет-услуг по сети коаксиальных или оптоволоконных кабелей.
  • *{{цитата-журнал, дата = 15.03.2014, том = 410, выпуск = 8878, журнал = ( The Economist )
  • , title= Выключить , pass=Если поглощение будет одобрено, Comcast будет контролировать 20 из 25 крупнейших кабельных рынков, […].Чиновники антимонопольного законодательства должны будут учитывать статус Comcast как монопсонии (покупателя с непропорциональной властью), когда дело доходит до переговоров с программистами, чьи каналы оплачиваются.}}
  • # Сокращение для кабельного телевидения, транслируемого по вышеуказанной сети, а не через антенну.
  • Телеграмма, особенно если она отправлена ​​по (подводному) телеграфному кабелю.
  • ( ярлык ) ​​Единица длины, равная одной десятой морской мили.
  • ( метка ) ​​Валютная пара британский фунт против доллара США.
  • ( ярлык ) ​​Формованная часть, стержень колонны или любой другой элемент выпуклого закругленного сечения, напоминающий спиральную веревку.
  • Синонимы
    * проволочный трос * шнур * (телеграмма) телеграмма * (морская единица измерения) длина кабеля * Смотрите также

    Антонимы
    * (морская веревка) трос (тоньше)

    Производные термины
    * вагон фуникулера * телеграмма * кабельный интернет * кабелем * кабельное телевидение * канатная дорога * цепь-трос

    Связанные термины
    * кабель

    Глагол

    ( кабель )
  • В комплекте с кабелем(ами)
  • Для крепления (как бы) тросом(ами)
  • Для скручивания проводов в кабель
  • Чтобы отправить телеграмму по кабелю
  • Для связи по кабелю
  • (архитектура) Для украшения кабелями.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    *

    © 2011-2022 Компания "Кондиционеры"